Разочаровательный принц (vbv) wrote,
Разочаровательный принц
vbv

Странная геометрия

Как-то раз мы с матерью и сестрой пришли с прогулки в ближайший лес – сосновый, маленький, сухой и горький.
Накануне похода я прочел в журнале «Юный натуралист» про смертельно опасную бледную поганку. А по пути то ли мать, то ли сестра решили напомнить мне об этом ядовитом грибе. Так что я опасался бледной поганки. И не брал ни одного гриба белого цвета.
За ужином мы ели картошку с грибами, которые собрали позавчера. В тени на веранде, под сушилкой для посуды, стояла большая миска с замоченными трубчатыми грибами, типа гарькушек, чтобы потом их можно было засолить.
Мне на тарелку положили картошку и кучу черных сморщенных грибов, которые были черными оттого, что пожухли от жарки. Но один из этих грибов был беловатым.
Я сразу заподозрил в нем бледную поганку.
Но все взрослые рассмеялись, когда я опасливо отодвинул этот гриб вилочкой в сторону.
Чтобы не выглядеть дурачком, я, после пол-минуты колебаний (которые, наверное, выглядели для всех очень комично) нанизал беловатый гриб на вилку и стремительно его проглотил, предварительно зажмурив глаза.
Наступила ночь, которые я ненавидел за темноту. Но особенно я ненавидел белые ночи за их обманчивую светлость, – а в то время как раз стояла поздняя, июльская, белая ночь.
Все спали. Я же ворочался с одного бока на другой, всё мне мешало забыться. «Тик-тик-тик» в стене, черные полосы мрака между плинтусами и стеной, белые бока подушек повсюду, металл трех кроватей – моей, сестринской и бабушки.
Я посмотрел в окно в маленький короткий сад, где было штук шесть яблонь с грядками салата под ними, и обомлел.
В ветвях ближайшей яблони парил большой белый призрачный треугольник, почти сливающийся с сумраком белой ночи, но я его видел отчетливо.
В ветвях соседней яблони висел такой же призрачный квадрат.
Я заколотил кулаками по кровати и разбудил всех. Вспыхнул свет. Всё, что было за окном, превратилось в сплошную черноту.
– Там треугольник и квадрат!
Сила моего убеждния была так велика, что тут же погасили свет. Но теперь там – в саду – не было ничего особенного, был обыкновенный сад, в чем я сам убедился с чувством необыкновенного облегчения.
Несмотря на это чувство легкости, заснул я с трудом.
Зато утром испытал необыкновенный энтузиазм. Всем друзьям я неутомимо рассказывал о пережитом видении – о треугольнике и квадрате, которые видел в окно.
Девочка Инга, в которую я был влюблен, оскорбила меня своим скептицизмом:
– Покажи, какие это были фигуры?
Я развел руками, как рыбак, изображающий пойманную рыбу.
– Как же они могли поместиться «в окно»?
Сперва я долго не мог понять, что Инга имеет в виду, а потом понял, что она решила, будто эти фигуры были помещены в оконную фрамугу, невеликих размеров, и решила поймать меня на обмане.
Тогда я саркастически рассмеялся (хотя в то время я еще не знал, что такое сарказм) и обвинил ее в глупости.
Через пару дней девочка Лида, которая была старше нас на два года и училась в четвертом классе, рассказала, что «тот мужик» и Матильда (двое несчастных алкашей, которых мы преследовали, поскольку я заподозрил, что они держат в сортире собаку Баскервилей) стояли ночью на крыше сарая с палкой в руках и сообща наводили волны на дом Лиды. На стекле окна ее комнаты появились, но, впрочем, скоро исчезли три одинаковые по форме, но разного цвета волнистые линии.
Я кивнул Лиде, но внутренне усмехнулся. Потому что Лида врала.
А я видел треугольник и квадрат на самом деле.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments