Разочаровательный принц (vbv) wrote,
Разочаровательный принц
vbv

Заметки об Индии

ПРОЩАНИЕ С ИНДИЕЙ

Я долго не мог приступить к написанию этой заметки, да и сейчас пишу с чувством горького сожаления, потому что эта заметка последняя.
Наш последний день пребывания на Хэйвлоке был отмечен пасмурной погодой, поскольку совпал с началом сезона дождей. Хотелось бы, конечно, верить, что это Хэйвлок не желает расставаться с нами, но лучше посмотреть тропическому климату в глаза: на островах наступает пора сколопендр.
С шести утра я шлялся в угрюмом одиночестве по пляжу, загребая кроссовками мокрый тяжелый песок. Сидел на Черной скале, глядя, как под ногами разбивается и хлюпает в камнях серая волна.
Вечером Санни съездил за водкой. Компанию мне составил только Рамис. Санни не пил из принципа, остальные не пили потому, что… не пили.
Когда стемнело, разразился мощный ливень. Всей толпой мы сидели на террасе. Я сидел рядом с Санни, попивал «Смирнофф» и таращился в телевизор. Телевизор, понятное дело, здесь не ловил ни одной программы, – мы смотрели по плееру бенгальские видеоклипы, напоминающие по «мастерству исполнения» советские клипы середины 70-х годов. Все песни были лиричные, Джульетта подпевала. Но одна песня была юмористической. Какой-то толстяк бегал по берегу, падал носом в дюны, взбирался на лодку и не переставая пел. Санни сказал, что это идиот.
Дождь не собирался заканчиваться, лил как из ведра. Во время очередной лирической бенгальской песни Санни вдруг подскочил на стуле и заорал:
– Протап, тапок!!!
Протап метнулся кабанчиком к порогу и бросил в Санни тапком (по индийской традиции в жилых помещениях ходят только босиком).
По полу ползла огромная сколопендра, извиваясь всем телом и шевеля короткими усами, похожими на рога. Почуяв движняк, она зашебуршила уймой своих ног и стремительно начала карабкаться по бамбуковой стене. Там-то Санни и приложил ее тапком.
Настал черед орать Ивану:
– Не убивай! – заорал он.
Сколопендра валялась на линолеуме. Из ее задницы высовывались какие-то омерзительные на вид щупальца и вяло шевелились. Иван бросил рядом коробок спичек, чтоб отдуплить на фотоснимке масштаб твари. Все защелкали фотоаппаратами. Зажужжала и моя видеокамера.
– Раз приполза сколопендра, значит, совершенно точно начался сезон дождей, – констатировал Санни, подбирая гадину совком и вышвыривая ее за пределы террасы.
Мы посмотрели еще парочку клипов и разбрелись по отсыревшим за вечер бунгалам. Девчонки не закрыли дверь, не вняли моим словам, что раз сколопендра приползла на террасу, то приползет и к ним. Впрочем, сколопендра побрезговала.

Ливень превратился в моросящий дождь только ранним утром. Мы сели в первый автобус, на котором местные детишки добирались до школы на пляже номер 3. Я долго не мог распрощаться с верным моим собутыльником Рамисом. Протап, который тащил мою недопитую бутылку водки, рюкзак и еще какую-то хуйню, едва успел выскочить из отходящего автобуса. Водитель весь избибикался, и только контролер, молодой негр, излучал буддисткое спокойствие. Мы махали руками гостеприимным Санни и Джульетте, соседям, которые высыпали из ларька провожать нас, и нам, скажем прямо, уезжать из этого райского уголка абсолютнейше не хотелось.
В порту желающие затоварились в дорожку ромом. Здесь я обратил внимание, что местные работяги мало чем отличаются от наших. Вставали в очередь, брали по чекушке какой-то бормотухи, называемой «виски», и пиздовали на соседнюю стройку.
По левой стороне пирса в воде бултыхались рыбачьи лодки и какие-то мелкие грузовые суда. Люди ходили к лодкам и таскали на головах грузы. В 6 утра в порту уже вовсю кипела жизнь. А над морем, в метрах ста от берега, я увидел рой птиц. Бог знает, чего они там делали, но своей густотой их стая напоминала рой пчел.
Наше судно заходило по пути на какой-то остров, где на причале мы прикупили кой-какой закуски (индусы – известные сластены, поэтому и нам пришлось закусывать сладким, – ничего другого там попросту не было). Путь был долог, и все нахрюкались основательно. Иван же успел до кучи накуриться: шел на корму из сортира и споткнулся о ноги двух местных чуваков, которые забивали косяк. Те предложили дунуть. Иван не отказался, после чего ему надолго сорвало башню.
Море было не то, что буйное, но неспокойное. Правым бортом кормы, который оккупировали мы, паром регулярно черпал воду. Соленые брызги вкупе с моросящим дождем «приятно» освежали.
Вечер и ночь мы провели в Порт-Блэре (самолет прибывал только утром). Иван и девчонки ушли смотреть шоу в бывшей тюрьме для политических заключенных, но, как выяснилось впоследствии, по вторникам шоу не показывали. Мы с Мишелем отправились поужинать и выпить пива в ресторанчег какого-то отеля, нахваленного в «Lonely planet». По окончанию трапезы во всем Порт-Блэре вырубилось электричество. Я подумал, что под шумок можно съебать, не заплатив, но после совещания с Мишелем решено было не срамить честь белого человека.
Потом мы долго бродили по рынку, протянувшемуся вдоль проспекта километра на полтора. Там я купил футболку с написью «Andaman and Nicobar Islands», какие-то мп3 и dvd-диски. Мp3 стоили 20 рупий, dvd – тридцать. Естественно, это были пиратки.
Наши дамы, жившие в «Wild Orchid», добирались до Порт-Блэра на другом пароме. Света впоследствии рассказывала, что где-то здесь на рынке забрела в парфюмерную лавку и встретила там черта, прекрасно говорящего по-русски. Оказывается, этот крендель, Роман (как он сам себя называл), учился в институте им. Патриса Лумумбы в Москве вместе с братом. Брат женился на девушке из Белоруссии, и теперь живет в стране Лукашенко, причем, вроде как, нисколько там не обламывается. Роман же вернулся на родину. Он рассказывал удивительные вещи. Дескать, в конце восьмидесятых Порт-Блэр был излюбленным местом отдыха советских партийных бонз, и что, мол, многие местные вполне сносно изъяснялись по-русски. После 1991 года русские ездить перестали, и андаманцы русский язык позабыли.
Утром мы позавтракали в кафешке, так же отмеченной в путеводителе для европейцев «Lonely Planet», тем более, что она находилась в ста метрах от нашей гостиницы. Приветливый администратор притаранил меню, в конце которого я обнаружил фотки и благостные комментарии, в том числе от соотечественников. Должен сказать, что кафе действительно хорошее, вот только название его я вспомнить не могу, т.к. проебал блокнот (если найду – заменю слово «проебал» на название кафе). Я заказал фирменное блюдо, имеющее довольно размытое название – «Super Masala Dosa Название Кафе». Мне принесли поднос. Огромный ажурный блин накрывал кусочки курицы, прожаренной в соусе с кешью. Вдобавок к этому великолепию подавались три различных соуса. Стоила эта гурманская радость, насытившая меня на весь день, всего 30 рупий (18 рублей).
Ну, а потом, собственно, мы погрузились в самолет и транзитом через Калькутту добрались до Дели. Там мы на такси переместились в международный аэропорт, после чего экспедиция разделилась на две части. Большая часть уехала на Мейн Базар затовариваться барахлом, различными масалами и аюрведическими колёсами, а мы со Светой нашли кабак и натрескались там крепким местным пивом, закусывая курицей тандури.
Мы так не хотели уезжать, что чуть не упустили свой рейс. Света купила в дюти фри ящик «хайнекена», и мы прямо там, не отходя от кассы, начали его хлебать – пока продавец, благообразный пожилой индус, не заоорал на нас:
– Чё вы тут торчите! Ваш самолет улетает через пять минут!
– А может хуй с ним, этим самолетом? – предложил Иван. – Давайте останемся, а?
Но из-за ресепшна к нам уже бежали работники аэропорта, призывая нас взять руки в ноги и уже даже без очереди мчаться через контроль…

Подытоживая свои заметки, я испытываю непреодолимое желание быть хоть чуточку серьезным. Кажется, этот момент настал. Если вам было интересно читать мои заметки, то представьте, насколько интересно вам будет поездить по свету самолично. Разумеется, без турфирм и программ «все включёно». Выезжая заграницу, вы не только ловите кайф от новых впечатлений, но и приобретаете неоценимый опыт. Вы избавляетесь от чувства своей ОСОБОЙ национальной исключительности, которая, как мне кажется, продолжает активно насаждаться в нашей с вами стране. Человек всегда индивидуален, оригинален и самобытен. То же самое касается и народов. В человеческом разнообразии, и в географическом разнообразии скрыта бездна новых ощущений. А в новых ощущениях всегда кайф. Большинство же бед кроется в наших собственных пороках. Впрочем, это прописные истины…

Познавайте мир. Хотя бы мельком.




Tags: Индия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments