Разочаровательный принц (vbv) wrote,
Разочаровательный принц
vbv

Заметки об Индии

СЛОНЫ. Глава первая.

Рисуя эти заметки, я долго подступался к теме слонов. Долго, потому что слоны – это самая потрясшая, прибившая, приколовшая меня тема в Индии. Еще будучи дошколёнком, в вырицкой библиотеке я нарыл сборник детских рассказов "Ночь в джунглях", писанных хинду и бенгальскими писателями. Книжка произвела на меня огромное впечатление, но единственное, что сейчас я могу вспомнить, это цветовую гамму иллюстраций: фиолетовое, черное и желтое. С тех пор я мечтал побывать Индии и, в первую очередь, увидеть слонов. Реальность слегка отличается от планируемой реальности, поэтому слонов я увидел в одну из последних очередей – то есть после сиккимских монастырей, калькуттских прокаженных и Индийского океана.
Предыстория. В день накануне лицезрения слонов мы с Мишелем ёбнулись с байка. Поздним вечером того же дня я поехал на рынок в поисках антибиотиков, поскольку консилиум постановил, что Мишеля, в виду больших площадей сожженной кожи, пора сажать на иглу. Аптечный ларек я нашел, но аккуратная упитанная индианка, упакованная в белоснежный халат, поглядев на мое пьяное ебало, решила, что мне в руки шприц давать нельзя. Поэтому снабдила меня антибиотиками в виде «колес».
Чтобы лично для меня поездка «в город» не прошла задаром, я решил зарулить к нашим женщинам в фешенебельную «Дикую орхидею» и по-человечески помыться под душем с горячей водой. Света спала. Однако, Марианна с Ирой сидели на веранде, курили и собирались идти ужинать. Они несказанно мне обрадовались, не больше, впрочем, чем я обрадовался им, отправили в душ, потом, по пути в ресторанчик, поделились свежими новостями и поужасались нашему ДТП.
В ресторанчик мы поспели вовремя, потому что через пятнадцать минут все столики были забиты, и народ тусовался на земле. В ресторанчике этом (забыл его название) отличная кухня, а свежевыловленная запеченная рыба, подаваемая целиком на блюде, симпатично украшенная и с огромной порцией гарнира, стоит всего 120 рублей, причем даже вдвоем ты эту рыбу вряд ли сможешь осилить…
В тот же день какая-то израильская тусовка собиралась отметить отъезд, поэтому на поляне под гигантским «слоновьим» деревом появился сюрреалистичный для здешней местности стол о четырех ножках, покрытый белый скатертью, со столовыми приборами и свечами. Под другим деревом расставлялись усилители, стулья, столик с бухлом: заезжий британский музыкант по особому приглашению готовился дать концерт. Под третьим деревом официанты накидали матрасов, чтобы праздная публика ни в чем себе не отказывала.
Когда приезжий чувак с гитарой накатил стопку водки, заиграл и запел (а играл и пел он весьма нехуево, хотя и в галимом пидарском жанре «брит-поп»), к нашему столику подвалил ужранный и обкуренный вхлам норвежец. Он предлагал вчетвером поебаться, азартно называя этот непотребный процесс «fire sex», и предлагал заодно накуриться. От этого напряжного чувака мы избавились не сразу, и вот каким образом:
– Ты Эрика Хагена* знаешь? – спросил я его. – За «Волеренгу» играл…
– Нет! – бодро ответил чувак.
– Ну тогда о чем с тобой говорить…
После ужина Ира и Марианна собрались купаться.
– Пошли с нами, – сказали они.
– Для того ли я мылся пресной водой, чтобы щас цеплять на себя соль? – резонно возразил я. Но за компанию – пошел. В это время отлив как раз достиг своего апогея. Через двадцать минут купания из влажной прибрежной темноты вышла Марианна и сообщила:
– Представляешь, я иду по песку, а в песке – ямы. На дне ям плещется вода. И вот одна из ям была полностью черной. Когда я подошла поближе, не заметив того, что яма выглядит как-то странно, яма вдруг дернулась и поползла. Это был скат!
– Пошли смотреть ската! Он не мог уползти далеко!
Мы долго блуждали по пляжу, но ската так и не нашли. Лишь небольшие черные рыбы барахтались в лужах.
Мы вернулись в отель. Ира с Марианной были так добры, что решили оставить меня спать, да я и сам к тому времени задремал в кресле, с сигаретой в зубах. Но тут я вдруг вспомнил, что под креслом валяется пакет с бинтами и антибиотиками, и что друг Мишель «помирает, ухи просит».
Я пошел ночью по шоссе через остров. Слева тяжелым плеском давало знать о себе море, серым пятном маячившее сквозь кусты; справа шуршали джунгли. С тяжелым гулким стуком, под порывами ветра, падали кокосы. В каждом деревенском дворе, возле каждого дома, жило как минимум по две собаки (видимо, чтоб не скучно было). Они остервенело гавкали, выскакивали на темный запыленный асфальт. Некоторые, особо борзые, чуть ли не прыгали на меня. Очень хотелось уебать хотя бы одну мешком по голове, но совесть не позволяла. Через пять минут я нашел уникальное средство усмирять их голосом. «Пошла нахуй!», «фу!», «нельзя!» не помогало. Почему-то срабатывало цоканье языком и тихий, негромкий, но продолжительный мат. Собаки садились на жопы и ждали, что я скажу дальше.
Но остров, во всяком случае, был весь наполнен оглушительным гавканьем – это была настоящая цепная реакция.
Слава Богу, вскоре Пляж №3 закончился и начались джунгли.
Неподалеку от моста я увидел зияющую дыру в зеленой стене лиан: тут начиналась слоновья тропа. Через день мы шагнем на эту тропу и углубимся в джунгли, но в тот момент я прошел мимо. Тем не менее, продавленная огромными ногами земля, поломанный кустарник произвели на меня странное, глубокое впечатление, всколыхнув мои впечатления от прочитанной в детстве книги.

____________________________________________________________
Эрик Хаген - защитник сборной Норвегии и петербургского «Зенита».



Tags: Индия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments