Разочаровательный принц (vbv) wrote,
Разочаровательный принц
vbv

Заметки об Индии

Я специально пишу и пощщу эту заметку в ночь выходного дня, когда младое поколение, наебеневшись воткой на Последнем Звонке дрыхает в своих (или чужих) постельках, а, стало быть, не имеет возможности прочесть мои манускрипты.

КАЛЬКУТТА. ШМАЛЬ. ОТХОДНЯК.

Если честно, то я не хотел курить. Дело в том, что уже года полтора дудки на меня воздействовали как-то странно, - то есть, безрадостно. Не было боле такого душевного подъема, как прежде, в юные года. Дело даже доходило до того, что я, покурив, угрюмо ложился спать и долго-долго не мог уснуть, грузясь и тошнясь. Короче, не по кайфу мне были они. Поэтому я не курил уже месяцев шесть. (Между прочим, эта грустная традиция с невеселыми дудками нарушилась как раз по моему приезду из Индии - у Игоря нашлись самые что ни на есть забавные, карусельные бошки).
Однако ж, я пошел в закут калькуттского магаза. На то была серьезная причина: Ольга никогда не курила и очень хотела покурить.
В закутке работал на полную мощь кондишн - так местные дилеры демонстрировали свою силу.
Сперва был предложен чернющий, отборнейший гаш по сумасшедшей даже по нашим меркам цене: 2800 рупий за 10 грамм. Высмеяв индусов и даже не став торговаться, я потребовал, чтоб принесли траву. В это время в помещение проникла Ольга. Индусы сказали, что травы нет.

- Тогда мы пошли, - сказал я.

Тот, кто знает, - тот знает, что лучше все-таки покурить, чем... ну, короче, неважно. В Питере щас всяко больше гашиша, нежели травы.

Так появилась трава. Пакет бошек за 800 рупий. Я моментально поднял продавца на смех, и тот сказал, что итальянцы (видимо, первая нация, пришедшая ему на ум), покупают это добро за 800 рупий, торгуясь изо всех сил, но нам, русским братьям, он дает ее за 700, "не торгуясь". В общем, не буду описывать долгий процесс торгов (хотя он был совершенно не долгий - по тамошним меркам - всего-то минут 45, хотя за это время нам успели пропиздеть как тяжко дотаскивать дурь из Гималаев до Калькутты, на что я резонно возражал, что нам тоже непросто дотаскивать дурь из теплых районов страны до Петербурга и все это, тем не менее, стоит сущие, мол, копейки: 60 рублей - коробок, а Ольга еще начала включать дурочку, что мы "бееееедные русские люди", на что чувак сказал, что ты, да, выглядишь не очень богато, а вот чувак выглядит на все 100 золотых дублонов, после чего (впоследствии) Ольга долго возмущалась, что у ней на руках золотые браслеты и золотой крестик на шее, и в ушах золотые сережки, ну и все такое), но в итоге мы купили пакет за 300 рупий (т.е. за 180 рублей, т.е. охуенно дорого, хотя, полагаю, можно было бы купить рупий за 100, т.е. рублей на 60). Напоследок еще этот индус заявил: мол, не жадничайте, разбомбите несколько джойнтов на всю вашу команду, и всем будет заебись.

Мы быстро съебались из магаза (к Таниному сари еще должны были сшить блузку, но Таня куда-то свалила, - и по сему поводу свалили и мы): очень хотелось покурить. Напал некий азарт. Ольга, к тому же, боялась, что нас заметут местные полицейские. Полицейские не замели, зато мы поймали рикшу.

Рикши нынче все моторизированные. Почти все. В Дели, где я был недолго, они все разъезжают на бензиновых драндулетах. Но в Калькутте мы взгромоздились в телегу одного из тех, что бегают на своих двух.

И это было совершенно гнусное ощущение, хотя ехать было недолго. Мы, конечно, шутили между собой, что вот, мол, незабываемые чувства... но, скажу вам по правде, попросту было стыдно... и жалко... и неприятно... и попросту как-то не по себе.

Когда он высадил нас из своей телеги, мы ему дали 10 рупий (больше такая поездка не стоила), но вдруг он начал клянчить еще, и нас обуял невероятный стыд. Мы дали ему 40 рупий, и его лицо так засияло, так он обрадовался, что нам стало еще позорнее, еще стыднее. Мы быстро убрались в номер отеля и попытались забить частичку бошек, забодяженных с табаком, в сигарету. Бошки были сырые. Сигареты были сырые. Здесь всё было сырое. Внезапно материализовался сырой Мишель, и мы сказали: "Забей ты". "Я не буду курить", - сказал Мишель, но участие в процессе принял. "Какую-то хуйню вам дали", - сказал он, в конце концов, и ушел. - "Сделайте козью ногу, если хотите".

Мы выпили рома, забодяжили вообще все бошки, что у нас были, с табаком, выпотрошенным из пачки "Flakes" (самые популярные и "народные" в Индии сигареты). Потом оторвали солидный клочок бумаги от газеты, в которую были завернуты картины, купленные Мишелем в Гангтоке, и раскурили.

- Хуйня, - сказала Ольга, когда мы докурили нашу огромную папиросу. - Не прёт. Нас наебали.
- По ходу дела - да, - согласился я. - Налей рому.

В это время зашла Таня.
- Пошли на рынок, - важно сказала она.

- Пошли, - ответила Ольга, и они ушли.

Я включил телевизор, бенгальское ТВ. Еще в Сиккиме я ловил бенгальское ТВ. Оно серьезно отличается от западного ТВ, то есть того ТВ, которое производит Болливуд или Дели. Бенгальские клипы напоминают советские клипы 70-х годов. А их телесериалы, их телешоу возвращают тебя вообще в какой-то дотелевизионный век. И вот сейчас, сидя в отеле в Колькатте, я понял, что реально проникаюсь бенгальской темой, что она меня прёт, увлекает...

Не знаю, сколько прошло времени, но вдруг раздается стук в дверь.

Очень нехотя, минут пять, я шел к двери. На пороге усталая, вздыхающая Таня.
- Ну что, ты идешь?
- Нет.
В это время смотрю на Ольгу. И понимаю, что надо задать важный вопрос. Задаю его:
- Ну а ты-то куда собралась, а?
После долгой паузы ответ:
- Не знаю... Но, кажется, мы куда-то собирались...
- На рынок! - говорит Таня.
Ну что ж, ладно, мы выходим на улицу.

И вот тут на меня нахлынуло понимание. Понимание того, что я действительно в Индии, что меня нахлобучивает индийская шмаль, что это совершенно иная цивилизация, что это... тут я хотел обсыпать свой невыдуманный сюжет метафорами, исперчить тропами... но решил этого не делать. Хуле там. Не помню!

Вспомнил только, что Ольга настойчиво заставила нас пойти искать место пожрать, и что мы совершенно интуитивно нашли самое офигенное место на нашей улице - с отличной жрачкой, (которую вопреки обыкновению сготовили очень быстро), кондишном и, самое главное, такими же, как и везде, ценами. Мы с Ольгой за пять минут смолотили все, что было на столе - Таня только успела протереть салфеткой вилку...

Ольгу отпустило, как я ее и предупреждал. Но отпустило не слишком. На Ольгу накатила страшная депрессия. "Я ехала в Индию за просветлением, а вместо этого бухаю каждый день!" - заныла Ольга, ушла в номер, там повалилась на кровать и предалась гнетущим думам о своем Ужасном Настоящем.

Я же, по-прежнему пребывая в замечательном настроении, встретил в коридоре Ивана.
- Значит, где, говоришь, находится это "охуенное" кафе? - спросил Иван, только что встретивший в аэропорту Марианну, Свету и Иру.
И тут я понял, что не могу вымолвить ни слова. Более того, не могу воссоздать в памяти ни одной картины из прошлого.
- Там, - промычал я.
- Где - там?
Я ткнул пальцем в сторону ресепшна.
В это время с этажа спустились наши дамы.
Чувствуя, что я должен спасти всех от голода, я мобилизовал все свои внутренние силы и воскликнул:
- Я отведу...
Съев столько же, сколько съел раньше, я понял, что теперь-то, наконец, отпустило и меня.

Это было хорошо. Плохо было то, что на меня тоже накатила депрессия.

Я вспомнил нашу поездку из Силигури в Калькутту. Вспомнил всю эту дорожную пыль. Сейчас, непосредственно, увидел в окно орды нищих. Увидел скособоченные дома. Увидел грязь. Мне стало таааак хуево на душе...

- Пойдемте найдем, наконец, цивильный кабак, где можно выпить пива, - сказал я тогда (в этом кабаке, для накуренных, выпивки не подавали).
- Пошли, - сказала Марианна.
- Мы не пойдем, - сказали все остальные.

Мы с Марианной вышли на ночные улицы Колькатты.
- Ты знаешь, куда идти? - спросила Марианна.
- Знаю, - ответил я, не имея ни малейшего понятия.
Мы углубились в трущобы.

И как вы думаете, куда через 10 минут меня вывело чутье?

Правильно, к кинотеатру. Вероятно, единственному в этом районе.

Через 10 минут начинался очередной сеанс. Показывали "Человека-паука 3".
- Пошли в кино? - пошутил я.
- Нет, - задумалась Марианна.

Естественно, где есть мультиплекс, там есть и бар. Мы сидели в дальнем темном углу бара, и лиловый негр нам подавал манто. Он нависал над столиком ежеминутно, интересуясь, не желаем ли мы еще забухать.
- Хочу сигарет, - сказал я ему.
- Дай 20 рупий, - ответил он. - В баре нет сигарет.
Я ему дал 20 рупий, он свистнул боя, и тот убежал на полчаса. Отличный повод еще всучить по бутылке пива клиентам!

Мы наугад возвращались домой. Ночная Колькатта представляет собой зрелище не то что зловещее, а совершенно странное, в стиле Жана-Люка Годара. Что-то темное, и все же частично светящееся. Продавцы фаст-фуда начинали мыть тару, готовясь к завтрашнему дню. Мыли тару они незамысловато: окунали в сточную канаву и этак легонько полоскали, в основном, не прибегая к помощи мыла. Вымыв посуду, с чувством выполненного долга она засовывались под свои ларьки и мирно там засыпали.

С ужасом я вспомнил, что ключи от номера у меня. И буквально в это мгновение мы увидели бредущего с фотоаппаратом Мишеля. Он снимал местные виды, местных людей. "Спасибо", - саркастично сказал Мишель, когда я отдал ему ключи от нашего номера.

Отдав ему ключи, я расслабился и убедил Марианну зарулить в еще один бар.
- Узнай, где тут туалет, - сказала Марианна.
- Где здесь сортир для дам? - спросил я у гарсона.
Тот уставился на меня с непонимающим видом.
- Толч! ДЛЯ ДАМ! - повторил я. - И два пива заодно, дай.
Подумав минут двадцать пять, тот показал рукой в дальний угол:
- Толч там.
- Толч там, - сказал я Марианне. Она ушла.
Когда вернулась, пиво уже было на столе. Кабак, заваленный индусами, молча наблюдал за нами. Мы наблюдали за ними. Потом им это наскучило, и они отвернулись. Мы допили пиво и вернулись в отель. Лишь несколько дней спустя я узнал от Светы, что все кабаки в Калькутте предназначаются только для мужчин. Поэтому вопрос "где здесь туалет для дам" выглядел в высшей степени глупо. Индусы сидели и молча смеялись надо мной.
Tags: Индия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments