Разочаровательный принц (vbv) wrote,
Разочаровательный принц
vbv

Заметки об Индии

ОЗЕРО КЕЧЕОПАЛРИ

Доселе я писал лишь о житейских мелочах, быте, природе. Настал момент рассказать о том, ради чего в Сикким едут неальпинисты и нераздолбаи. А едут они ради духовного просветления, ради прикосновения к святости и всему такому прочему.
Более всего мне запомнилось одно Очень Святое Озеро, о котором Карджонк говорил не иначе как с придыханием. Находится оно в десятке километров от Пеллинга. Мы въехали в деревню, повылазили из джипов и вошли в высокую монастырскую калитку. Монастырь остался справа; мы углубились в рощу, шагая по широкой аллее.
Тишина стояла необыкновенная.
Через десять минут ходьбы до нас донесся короткий колокольный бой, роща расступилась, и мы увидели озеро, все увешанное флажками. Через болотистый берег к озеру вел дощатый настил, на обоих краях которого, по всей длине, стояли стойки со священными барабанами: покрутил один барабан – считай, что прочел одну мантру. Посетители разувались перед настилом, били в колокол и шли крутить барабаны. Мы последовали их примеру.
В деревне предусмотрительный Карджонк купил пачку печенья. Когда мы столпились на деревянном «причале», он раздал всем печенье и сказал, что озеро исполняет желания. Кидайте, мол, печенья в воду, и если рыбки съедят их, то, значит, желания исполнятся.
Я включил камеру и заснял свою руку, кидающую в воду печенье, а потом рыбу, это печенье слопавшую.
– Смотри, Карджонк, у меня есть документальное свидетельство! – сказал я. – Если желание не исполнится, я вернусь.
Благостная тишина располагала к размышлениям, успокаивала, умиротворяла. Но русский человек не может долго находиться в бездействии. Через три минуты Светлана была делегирована к озеру с бутылками из-под кока-колы, чтобы раздобыть священной воды. Утопая в хлюпающих кочках, она кое-как добралась до воды. Светлана сказала, что останется здесь и будет зарабатывать, добывая воду. На причале начался шум, гам, свойственный рабочему процессу.
В это время на причал взошла молодая белая иностранка. Индуистко-буддистский образ жизни оставил красный отпечаток на ее челе и замотал тело девушки в тибетские тряпки.
Она сложила руки и отвесила озеру поклон, после чего забралась на забор и предалась раздумьям или, может, молитвам.
Иван долго наблюдал за ней, потом повернулся к нам и сказал:
– А я бы с ней… подправил карму.
Наступил вечер. Заходящее солнце, как говорится, красило нежным светом стены древнего монастыря, золотил верхушки высоких деревьев. Это волшебное место было до того релаксивным, приятственным, что никому не хотелось уезжать.
– Давайте поедим, – нашел кто-то повод остаться.
В маленькой деревушке размещалась такая же маленькая кафешка. Мы заказали момо, какие-то закуски и бутылку рома, – в общем всё, что там было. Карджонк за соседним столиком сел играть с местными мужиками в карты.
Мы всё съели и сказали, что хотим еще момо. Нехитрая просьба вызвала замешательство в кафе. Хозяин сказал, что надо поискать капусты и ушел в соседнюю деревню. Тем временем наши женщины кормили с рук цыплят, кур, притащившуюся за мной из монастыря собаку, какого-то рыжего котенка с оборванным ухом.
Через полчаса нам принесли еще момо.
Карджонк вздохнул и пошел играть в футбол с детворой. Меня, кстати, неизменно поражало то, как местные вообще могут здесь играть в футбол или, тем более, в крикет (самый популярный в Индии вид спорта). Если пнешь посильнее – мяч улетит в пропасть, и его хуй потом найдешь.
Когда наевшиеся и напившиеся русские погружались в джипы, Карджонк сказал, что мы объели две деревни.
Tags: Индия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments