Разочаровательный принц (vbv) wrote,
Разочаровательный принц
vbv

Заметки об Индии

КАРДЖОНК

КарджонкНашего гида и проводника по Сиккиму зовут Карджонк Бутия. Вместе со своим младшим братом он встретил нас в аэропорту Багдогры и повязал на шеи подарочные ситцевые шарфы, – такова, он сказал, непальская традиция.
Карджонк – большой патриот Сиккима, знаток традиций, краевед, историк. У него довольно любопытная судьба. Будучи обычным непальским юнцом, он водил в трекинг на Канченджонгу семейную пару швейцарских менецатов, увлекавшихся горами и держащими собственный благотворительный фонд. Парень им так приглянулся, что они потащили его с собой в Европу. Там он прожил несколько лет, получил хорошее образование. Вернувшись в Сикким, Карджонк открыл собственную туристическую компанию, состоящую из одного человека (то бишь, самого Карджонка).
Кто-то из наших женщин выяснил, что Карджонг был женат на европейке, но жена его умерла в страшных мучениях от какой-то болезни.
Каждый день нам приходилось с утра до вечера гонять по Сиккиму на джипах – это главное тамошнее средство передвижения. Наша экспедиция была поделена на две части. В «штабном» джипе ехали Иван, Карджонг, Ольга, Таня и Мишель, а за рулем сидел брат Карджонка. Я ездил с Марианной, Ирой и Светланой. Наш водила постоянно ставил в магнитофон саундтрек к новому фильму «Kabhi Alvida Naa Kehna». Потом, в Гангтоке, я прикупил этот диск на память, но в первый день поездки музыка и езда утомили нас неимоверно. Мы потребовали заглушить моторы возле какой-то деревни и дальше пошли пешком. К тому времени стемнело, глухая дымчатая синева разлеглась в бездне буквально под нашими ногами. На склоне противоположной горы еле видны были точки огней – здесь много деревень. Интересно выглядят местные огороды – этакие висячие сады-террасы. Мы с Карджонком шли в авангарде и как-то легко разговорились.
– Сколько тебе лет? – спросил он.
– 29. А тебе?
– Мне тоже. Ты женат?
– Нет.
– И я не женат. Но твердо намерен за год подыскать себе жену.
Выяснилась любопытная штука. Если сиккимский парень не женат в 30 лет, все родственники (а их у каждого сиккимца – вагон и маленькая тележка) начинают садиться тебе на уши, корить и стыдить, делая твою жизнь совершенно невыносимой.
– Слушай, у меня сестра в Питере осталась. Она не замужем и твоя ровесница. Женись на ней! – предложил я.
Карджонк размышлял недолго. На полном серьезе он ответил:
– Наши культурные традиции очень сильно разнятся. Ей здесь будет неуютно.

СИККИМСКИЙ РОМ

С ним мы познакомились на границе Сиккима, изможденные поездкой от Багдогры до Силигури, и от Силигури, где мы получали пермит, до самого Сиккима. Пока Карджонг ходил с нашими пермитами и паспортами на чекпойнт, мы завалились в местную деревушку, нашли единственную работающую кафешку и заказали ром у старухи, которая не разумела по-английски, не знала даже слова «Rum». Однако, хорошо известно, если русский человек захочет выпить – он выпьет обязательно.
Впредь русские люди хотели пить всегда. Поэтому запасы готовились с утра: ром переливался в бутылки из-под кока-колы и укладывался в багажник. Мы так и называли ром: кока-кола.
Главный вопрос звучал так:
– Ты будешь кока-колу или кока-колу с кока-колой?
Когда мы уезжали из Сиккима, Карджонк сказал:
– Я вас никогда не забуду, потому что никогда не видел людей, которые пьют столько рома и столько колы. Причем начиная с утра.
На заре нашел кока-кольной эпопеи я спросил Карджонка:
– А ты-то сам как, бухаешь иногда?
– Раньше бухал, – честно признался Карджонк. – Потом врач сказал: если хочешь по-прежнему ходить в горы, прекрати пить. И я прекратил.
Однажды утром Светлана налила в бутылку из-под кока-колы манговый сок и забодяжила его с ромом. Карджонк сказал:
– Местные бодяжат ром с водой в пропорции один к трём. Это нормально. Я еще кое-как могу понять, когда ром бодяжат с кока-колой. Но пить ром с манговым соком – это уже полный абсурд!
– А между тем, очень вкусно, – ответила Света. – На, попробуй!
Карджонк считал нас раздолбаями (исключение составлял непьющий и прокачанный Мишель) и очень за нас волновался.
С укоризной он говорил:
– До вас у меня была группа норвежцев. Они готовились к трекингу целый месяц: лазали по горам и скалам, готовили крючья, обувь, другое снаряжение. И, заметьте, не квасили!
К слову: наш трекинг к подножью Канченджонги начался с того, что накануне вечером мы нажрались (кроме Мишеля) до умопомрачения: местное пиво, а точнее брага из проса, текила, виски и, конечно же, много-много рома. Сикким знаменит целебным высокогорным воздухом –просыпаешься утром как огурчик. Но даже целебный сиккимский воздух не смог справиться с такой убойной смесью.
Мы снуло ползли вверх по склону (Карджонк повел нас к уединенной гомпе на верхушке холма). Света отстала после первых пятисот метров и решила вернуться в деревню. Марианна стонала:
– Карджонк, руку дай!
Карджонк дал ей руку. И впоследствии пожалел. Потому что с тех пор, подымаясь в горы, Марианна неизменно требовала: «Карджонк, дай руку!»
Причем, Марианна знала по-английски лишь пару-тройку слов, и бедолаге Карджонку пришлось в срочной спешке учить русский язык. Через пять дней он овладел им в достаточной степени, чтобы понимать все марианнины капризы и нытье.
Ром и кока-кола
Tags: Индия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments