Разочаровательный принц (vbv) wrote,
Разочаровательный принц
vbv

Categories:

Вечер пантомимы

Вообще я не люблю театр, меня от него тошнит не меньше, чем тошнило от цирка в глубоком детстве. Даже сейчас, когда мы периодически собираемся в цирк, и все предлагатели предлагают нажраться, я продвигаю идею накуриться - в праативном случае, боюсь, что стошнит. Из-за этого принципиального несогласия мы так и не сходили в цирк, да-с... Но вот в один театр я хожу регулярно, с ленивым, не всегда понятным мне самому удовольствием, театр называется "Глагол" и позиционируется в массах как студенческий народный театр. Денег за вход и правда не берут. Но зал постоянно набит битком. Его наполняют "дети райка". Хорошо, что наша хорошая, хорошая знакомая dikaya_darika (если я не ошибся в этой геморройной транскрипции) играет в том театре, и мы туда вхожи в любых количествах и при любых дозах.
Так вот. Пантомиму я не люблю более всего. Что-то уебищное видится мне в ней, что-то "заигравшееся". Но спектакль "12,5 влюбленных дураков", который мы повидали субботним вечером, мне, как ни странно, очень даже покатил. И не могло быть иначе - так мне кажется сейчас. Потому что все, без исключения, актеры зажигают по-черному/белому: такого энтузиазма, направленного в мирных целях опытным руководителем, я еще ни видал ни в одном театре. В "Глаголе" я посмотрел не так уж много спектаклей, штук наверно 5, из них мне не понравился только один, но то была премьера; играющий народ, похоже, недостаточно проникся трагичными интонациями драматурга (спектакль по Хармсу был) :)
В пантомиме, которую смотрели мы, был главный действующий персонаж - псевдоафродита в ластах, проходящая трогательной розовой (примечание для дебилов: "без ахтунга!" :)) нитью через весь сюжет.
И несмотря на какое-то подозрительное квн=овское наследие, каждая постановка, в том числе и эта, отличается от квновских и прочих дерьмовых юмористических экзерсисов четкой сюжетной линией, тщательным, достаточно очевидным, но ненавязчивым позитивом (мое любимое слово :)).
В общем, в который уже раз я пиарю театр "Глагол", но это в самом деле заебательский театр!

А по возвращении домой, мы с Юллей зарядили в видеомагнитофон кассету с фильмом Марселя Карне "Дети райка". Но это отдельная история. Которую я изложу под катом. Потому что фильм совершенно прекрасный, и благодарных слов ему найдется у меня предостаточно.

Фильм старый, черно-белый, 45-го года. Примерно в то же время гениальный Росселини снял свой "Рим - открытый город". Кино, конечно, живородящее. Этакий ренессанс кинематографа, сказал бы я, 20-го столетия, если б в 21 столетии было бы что-нибудь подобное. Но фильм Карне, для которого на обложке упаковки для кассеты был сготовлен сомнительный комплимент (дескать, "Дети райка" это французский ответ на "Унесенные ветром"), радикально отличается от документально-игровых кинофокусов Росселлини. Ровно также, как он отличается от тревожного, предвоенного, но с некой все же надеждой поставленного фильма Ренуара "Великая иллюзия".
Будто б и не было ничего: Карне и Превер обращают свое внимание на "дела давно минувших дней", начало 19-го века.
Целых три цикады облюбливают одну травинку - премилую, умеющую себя держать, но, по сути, "никакую" женщину, которая к тому же вообще ничем не занимается, даже предосудительным. Сперва в нее влюбляется "публичный писатель", строчащий объяснительные письма косноязычным мужьям, писатель - а по совместительству перекупщик краденого и "немножко убийца (с)". Потом гениальный мим, который о своей гениальности даже и не подозревал (покуда один практически посторонний инцидент не заставил его поверить в то), втюривается в эту премилость. Но фильм все же начинается со сквозного, как могло показаться, персонажа, ветренного хлыща, который пытается убедить простецкого, лопатобородого билетера в том, что он - будущая знаменитость, а потому должен пройти без билета.
Сюжет закручивается вокруг театра пантомимы, где один (тот самый гениальный мим), стремясь к своим целям, завоевывает лишь внимание публики. Остальное просачивается у него сквозь пальцы. Сперва эта женщина, романтическая, но примитивная, даже не совсем тайком уходит с хлыщом, потом хлыщ, талантливый драматический актер, для которого театр пантомимы - театр для быдла - стал стартовой площадкой, уходит в фешенебельный драматический театр и вынужден играть наравне с шекспировскими ролями роли, выдуманные современными заурядностями с набитыми деньгами сумами (ПИССы - если вспомнить Умберто Эко, ну... или просто оглянуться :)). В общем, сюжет не стоит на месте, втягивая в свою канву штабеля второстепенных персонажей (но тем не менее подробно и безукоризненно обрисованных). И прежде всего впечатляет то, что в этом трехчасовом фильме попросту нет фона, нет каких-то лишних красивостей, ненужных деталей: каждая мизансцена выстроена безукоризненно, просто не к чему приебаться! Особенно выделяются сценические номера, проинспирированные как бы воспаленным страстью сознанием главного героя, мима Батиста, сцены, где фигурирует веревка, на которой он пытается себя повесить, но которую у него отнимают как бы посторонние люди (понимая то, что в него страстно и безнадежно влюблена артистка того же театра, становится очевидно, что эти люди совсем не посторонни).
Ну и подытожу, что при всей своей внешней, броской мелодраматичности фильм неимоверно цепляет, всё в нем кстати - в том числе и открытый, наверняка раздражающий отродоксов подобного жанра финал :) Этакая безысходность слишком сильных страстей, которым и время неподвластно. Страстей, которые недоступны никому - лишь людям искусства и, отчасти, тем, кто приближен к ним. Только вот и теми, и этими людьми может стать каждый, при удачном, конечно, раскладе - если кто-нибудь запалит "бикфордов шнур" ("поцелуй меня, если хочешь" (с))... Однако же счастье, покой в этой жизни не будут даны никому.

Не забуду расставить цифры:
оценка 10 из 10.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments