Разочаровательный принц (vbv) wrote,
Разочаровательный принц
vbv

Управляемое сновидение

Вчера утром мы с Юллей проспали работу. И правильно сделали.
Потому что мне снился полностью контролируемый сон. Прежде такого не было. Вернее было, но не настолько долго и четко.
Во сне я очутился в поселке Вырица, где в детстве мы снимали дачу. То, что это была Вырица, я почувствовал интуитивно - потому что сначала, как и в любом сне, очертания были предельно размыты и нестабильны. Это могла быть и Вырица, и все что угодно. Однако, вместо того, чтобы инертно переметнуться в очередное место, отдавшись, так сказать, воле сновидения, я вдруг понял, что это сон, и он, по сути, принадлежит мне, а значит я могу распоряжаться им как захочу, а не болтаться по сновидению хаотично, как говно в проруби.
Прежде всего я позаботился о себе: рассудив, что если этот набор полупрозрачных объектов, каждое мгновение перемещающихся в пространстве словно по своей воле, является Вырицей, то было бы разумно и правдподобно, если б и мне было лет 7-8. Тут же сосны, маячащие перед глазами, вознеслись ввысь, а зыбкая почва под моими ногами приблизилась. Я позырил на свои руки: они были маленькие и четко прорисованные. Дальше я подкрутил "четкость" окружающего пространства, контрастность и цвет. Все объекты, попадающие в поле зрения, почти одновременно перестали дрожать и меняться, заняли свои места. Я стоял на узкой аллее, усыпанной сосновыми шышками. Сосны росли на правильном друг от друга расстоянии - метров пять друг от друга. Я обернулся, и за моей спиной сформировался невысокий забор с облупившейся зеленой краской: его доски были прибиты и по вертикали и горизонтали, создавая этакую решетку. То есть я очутился именно в Вырице, именно перед садовым участком, где мы снимали дачу. А за моей спиной, стало быть, находился децкий сад. Все так и было на самом деле, причем, как я вспомнил, вспоследствии этот забор, который был щас, заменили на другой, более высокий и менее приспособленный к перелезанию. Одним словом, из памяти выковырялось точное изображение места (впоследствии оказалось, что это не совсем так), соответствующее моему возрасту во сне. Перед аллеей находилась асфальтовая дорога, но я, уже начав вспоминать место, вспомнил и то, что дорога эта всегда была грунтовой, посыпанной щебенкой. Но тут сновидение заартачилось. Я усилием воли превращал асфальт в грунт, а через секунду грунт снова превращался в асфальт. Это повторилось раза два. Тогда я подумал: "ну и хуй с тобой". Мне не хотелось зацикливаться, а хотелось создать идеальную картинку. Асфальтовая дорога была исключительно правдоподобной: с выбоинами и четкой, прямой, хотя и неуместной, линией грязно-белого цвета. Поэтому ее можно было и оставить. Вообще картинка была практически идеальной: стоило посмотреть в какую-либо сторону, и тут же туман рассеивался, вместо него память (после хорошего пинка) услужливо подставляло правильный образ, как паззл. Все было четко, объемно и рельефно. Единственное, чего не было - живых людей и звуков. (Звуки появились позднее).

В общем, меня заебало стоять на одном месте, и я пошел вперед, в свой двор. Идти приходилось медленно, потому что пространство хоть и оставалось стабильным, но при перемещении относительно объектов, у них появлялись стробы. Нада было приноровиться. Через минуту, пока я переходил дорогу, прекратились и стробы. Можно сказать, "короткая" память уже автоматически начала подставлять нужные, созданные минутами назад образы, а если их не было - то есть при перемене места в пространстве - извлекала из своих глубин соответствующие вариант. И все равно было важно не расслабляться, потому что если, скажем, даже зевнуть, потерять концентрацию, то мир вокруг начинал дрожать кое-где, и готов был рассеяться. Я преодолел дорогу, прошел мимо колодца (а это, я понял уже проснувшись, был реальный баг - типа "долгоиграющая" память категорически не помнила, что было в том углу и предпочла поставить там колодец, совершенно реальный колодец, который действительно был, только находился на садовом участке, а не вне его). Приблизился к воротам, слева от которых была калитка. Ворота и калитка были покрашены в рыжий цвет, краска облупилась. Справа от ворот внутри двора росла акация. Калитку я открыл, просунув руку через решетку и сняв нечто, напоминающее крючок. Во дворе к дому вела тропа, справа от нее находился куст сирени, а слева - такой типа "загон" для угля, покрытый шифером. Все это я уже не вспоминал: все это само собой вырисовывалось. Память даже не приходилось напрягать. Пространство становилось все более и более стабильным. Даже обернувшись, я не видел ничего такого размытого: быстро повернувшись, потом отвернувшись, а потом снова повернувшись - я замечал, что все находится на своих местах. То есть, это уже была настоящая реальность. И я был совершенно уверен тогда (и уверен сейчас), что если захочу пойти в дом, или за дом, или еще куда, то раскочегарившаяся память воссоздаст практически 90% достоверную обстановку, которая ведь была хуй знает скока лет назад! Тут я вспомнил, что нахожусь во сне и могу менять его как заблагорассудится - как ни странно, но стабильность и естественность уже стала приедаться. Я принял спонтанное решение по вторжению в этот мир инородного предмета. В ту же секунду (тут-то и появился впервые звук - раньше я как-то забыл о том, что в мире полагается существовать звукам) с неба (которое, кстати, было серым и пасмурным, а временем года было позднее лето) со свистом и грохотом грохнулась настоящая, фактурная каравелла, с бушпритом, порванными парусами какого-то синюшного цвета и почему-то двумя мачтами вместо трех (или, может, третья сломалась при падении). Ванты порвались тоже, а доски, которыми был обшит корпус, оказались вдруг лакированным. То есть, сверху ебнулась такая огромная, но, похоже, сувенирная хуйня, поломав верхушки берез, которые росли на соседском участке, ебнулась и смяла край загона для угля, собачью будку и перекосив часть крыши. Своим носом она врезалась прямо в дом, разбив витражное окно, выколотив дверь и переломив пополам водосток.
Тут мне показалось, что я сотворил какую-то хуйню, и пошел прочь со двора. Я вышел на улицу и направился к перекрестку. Если дойти почти до конца улицы, а потом свернуть налево, то можно было выйти на небольшую площадь, где находился ДК и железнодорожный вокзал, а если идти прямо - то выйти прямо на платформу. Но я дошел до перекрестка, и тут мне вдруг захотелось воссоздать не только пространство, но и свое тогдашнее "детское" настроение, потому что я хоть и выглядел ребенком, но на самом деле оставался самим собой. Я выразил это желание, и тут же произошла странная штука. Периферийное зрение тут же сделалось размытым, четким было только то, что было впереди. Но и пространство впереди тут же неуловимым образом изменилось: сосны и деревья, заборы и торчащие из зелени фасады домов, кусты и все остальное стало менее объемным, но как бы выпятилось вперед и стало крупнее, а кроме того гораздо насыщеннее по цвету, причем появились какие-то подозрительные цветовые пятна, как в оранжерее, - хотя небо стало гораздо мрачнее, мгновенно сгустились тучи и в воздухе запахло свежестью. Я понял, что раньше не замечал вообще в этой реальности никакого запаха. Пожертвовав объемностью и точностью картинки, стали возможны другие ощущения: я почувствовал, что меня типа так слегка знобит, холод такой появился в ногах, понял, что сейчас пойдет дождь, и что делать тогда? Я сразу же решил, что немедля побегу домой, позырю, как начинает идти дождь, как натекают лужи, и в них пузырится вода, а потом займусь чем-нить интересным: например, буду раскрашивать книжку-раскраску или что-нибудь порисую в блокноте, и будет очень уютно, тепло и хорошо. В это мгновение я уже ваще не осознавал, что нахожусь во сне и что мне 27 лет, а не 7. Но потом это пропало: потерялась концентрация, сновидение вышло из-под контроля, и тут же разрушило это ощущение "детскости". Хорошо еще, что я снова вспомнил, что нахожусь во сне. Ну, а дальше пошел уже такой распиздяйский сюрреализм. Прежнюю концентрацию было не восстановить. Я свернул на перекрестке направо и пошел в сторону реки Оредеж. Я шел обычным шагом, но объекты проносились мимо с дикой скоростью, к тому же опять появились стробы и размытые пятна. Я подумал, что было бы прикольно встретить кого-нибудь из людей. Навстречу немедленно пошли какие-то цветные тени, из которых вдруг с поразительной четкостью вырисовалось два человека - мой приятель детства (я даже вспомнил во сне его фамилию) Саня Лембинен и его дед, который умер уже 15 назад. Они возвращались с рыбалки. Наглядевшись на них я понял, что каждая черта их лиц соответствует истине (у меня, во всяком случае, было такое убеждение), при этом из-за концентрации на этих образах, все остальное окружающее пространство окончательно разрушилось. Я сказал:
- Саня, закинь удочку.
- Куда? - спросил тот.
- Просто в воздух, - сказал я.
Саня закинул удочку и я поймал крючок большим пальцем левой руки. Крючок прошел насквозь, но боли я никакой не чувствовал. Крючок не вынимался. Я дергал его и так, и этак, кровь прямо-таки струилась по руке, и мне было неприятно на нее смотреть. Тогда я решил оборвать леску. Не обрывалась. Пытался перекусить - тоже не получалось. Из-за возни с леской Саня и дед тоже растворились в тумане. Я стоял только на жалком клочке асфальта, и ковырялся с удочкой, а потом плюнул и пошел в туман. Удочка волочилась за мной. Потом уже ваще началась какая-то хуйня: сновидение стало воссоздавать реальность, но уже по своему усмотрению. Я добрался до реки, которая оказалась не рекой, а озером (удочка проебалась по пути), пошел дождь. Дома вокруг озера стояли высокие и каменные, а не деревянные, как полагалось по справедливости. Я начал ловить рыбу руками на мелководье - здорового поймал налима, который оказался налимом-уродом, жирной такой скользкой тварью темно-зеленого цвета с желтыми разводами и желто-серым брюшком без хвоста и плавников. Это было больше похоже на толстую, короткую и хорошо откормленную пиявку. Я брезгливо выбросил ее на берег и поймал нормального, здоровенного леща. Причем я приказал ему: замри, и он замер, ткнувшись носом в песок. Вода отступила, п он так и торчал носом в песок, вопреки законам физики. Я потянулся к нему, тут снова пришла вода, и я ебнулся в нее в своих трениках и белой футболке с синими рукавами. Ну, а потом проснулся.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 48 comments