September 14th, 2013

1

Запахи мира

Сейчас для меня самый страшный музыкальный жанр - лаунж!
Он напоминает о том, что было десять лет назад, он обладает шероховистой поверхностью, толкует что-то о холодных песках финского залива, он окрашен в темно-синий цвет.

Еще есть запахи! В начале августа прочел "Парфюмера" Зюскинда - короткий роман, который никак не мог прочесть в его время из-за его модности.

Роман неплохой, а главное, там автором дается очень точное наблюдение, что наиболее остро память запоминает запахи.

Действительно, это так.

На запахи никто никогда не обращает внимания, поскольку более важна зрительная память, а особенно эмоциональная.

Серьезный стресс может стать для нас важным этапом жизни, поскольку постоянно побуждает эту самую жизнь изменить. Стресс всегда бывает связан с какими-то действиями, своими или чужими. В любом случае, герой слишком переживает.

 Но именно память запаха (в отличие от всех остальных памятей) заставляет детально вспомнить и остро пережить какие-то этапы (может, даже самые незначительные) былых моментов жизни.

Унюхать, вспомнить и одновременно, в ту же секунду, пережить - но не изменить.

Память запаха - это самая безобидная, летучая, незначительная и в то же время самая острая память прошлого.

Эта память наиболее близка к "ассоциативной памяти".

И она самая неуловимая!

Я прекрасно помню запахи духов, которые доносились от какой-то женщины (не помню, сколько ей лет, как она выглядела, как она была одета), проходящей мимо нас, школьников, шагающих в детский кинотеатр "Дружба" на "корпоративный" (в смысле - школьный, в рамках чтения романа Гончарова "Обломов" и последующих рецензий, сочинений и т.д.) просмотр фильма "Несколько дней из жизни Обломова". Я помню это просто потому, что тогда впервые в жизни обратил внимание на запахи.

Прекрасно помню, но не могу воссоздать. Если же услышу сейчас - то вспомню и многое другое, что сопутствовало этому запаху.

Эту неуловимость я пытался систематизировать еще в школе. В комбинациях совершенно инородных запахов (допустим, школьной столовой и внезапно ворвавшегося туда осеннего ветра, а также запахов совершенно других по составу духов учительницы, притулившейся по соседству), появлялся в сумме какой-то намек на тот случайный запах. Но лишь намек. Намек на детальные воспоминания. Я пытался вытащить точный аромат. И связанные с ним воспоминания. И разложить это по полочкам.

Мир запахов оказался для меня настолько поразительным и интригующим, что порой я буквально застывал на месте, пытаясь вынюхать знакомые запахи (запах скрежета замка, запах похода в кино, запах цветущих растений - в общим плане, а были еще и детали) из сотен запахов, доносящихся до моих ноздрей.

Но потом я начал курить и забил болт на запахи, тем более, что они - запахи жизни - оказались слишком многоконфигурационными для моего грубоватого нюха.