December 24th, 2012

1

Дневник Владимира Гордеева

В пятницу, 21 декабря, я поехал на "ЛенДок" (Санкт-Петербургскую студию документального кино), содрогаясь от смеха, — воспоминания об "Уланской балладе", просмотренной накануне, разрывали мои внутренности как крючья Пинхеда. Кстати, очень рекомендую всем посмотреть этот фильм: наконец-то русским режиссерам удалось переплюнуть импортную "клюкву" о русской жизни.

На "ЛенДоке" в семь часов начиналась презентация нашего кинопортала авторского и документального кино Cloudcinema.ru, а также фестиваля Kinodot. На презентации мы собирались показать новый фильм легендарного американского режиссера Йонаса Мекаса "Истории бессонных ночей", который еще не демонстрировался на российских киносмотрах, не выходил на DVD и которого, соответственно, нет на торрентах. Такова одна из наших стратегий: показывать в онлайне или кинозале то, чего нет нигде. Лютый декабрьский мороз не отвратил от премьеры безумных поклонников экспериментального кино и авангарда, но некоторым пришлось помучиться. Например, группа молодых людей не смогла победить тяжелую дверь "ЛенДока", а одна из девушек, когда я рывком распахнул перед нею дверь, проникла внутрь и тут же рухнула, — пол был скользким от слёз, пролитых людьми перед концом света.

Пол-столетия назад Йонас Мекас открыл новый синематографический жанр — "кинодневник". "Истории бессонных ночей" — очередной "кинодневник", в котором главный герой, сам Мекас, мучается бессонницей, а его многочисленные знакомые, приятели и друзья наговаривают ему на видеокамеру байки. Или просто лыбятся, как Йоко Оно. Или, например, как Бьорк, показывают пальцем в сторону невзрачного здания и сообщают, что это ее школа, вот только перекрасили фасад. Словом, фильм построен как арабская "Тысяча и одна ночь". За исключением того, что над рассказчиками, этими шахерезадами 21 века, не висит угроза смерти, поэтому их истории не отличаются изощренностью, да и царь Мекас, вместо того, чтобы вальяжно развалиться на подушках, сам идет в цирк — то бишь, в народ, несмотря на свой преклонный возраст (показ приурочен к 90-летию режиссера).

За барной стойкой в холле находилась Хелена. Она выдала мне стакан сухого красного и пачку моих редакторских визиток. За секунду выдув стакан, я поднялся на шестой этаж в офис, чтобы сбросить куртку и шапку.

В это время пришли мои приятели — художники Миша Городецкий и Валера Подлясский. Миша курил на улице. Выйдя его поприветствовать, я обвел рукой мрачное здание ЛенДока. "Смотри, Миша, пройдет немного времени, и с этой крыши в кромешной тьме воссияют неоном огромные буквы — CLOUDCINEMА. Их будет видно с Луны. Внутри здания закипит работа: денно и нощно здесь будут идти кинопроизводственный и дистрибьюторский процессы. Тротуар пред входом укроет красная ковровая дорожка, а на парковке будет не протолкнуться от holy motors. Охранять же парадный вход будут два гигантских мамонта".
Collapse )