April 4th, 2012

1

Синдром Стендаля

На днях побывал в Русском музее, корпус Бенуа, на выставке Николая Ивановича Фешина. О таком художнике я и слыхом не слыхивал, поскольку в изобразительном искусстве не шибко сведущ.

Фешин Художник, между прочим, интересный. Русский экспрессионист (потом, впрочем, американский). Родился в Казани, закончил питерскую Академию художеств. Охотно писал чувашей, хотя, естественно, не брезговал и русскими. Переехавши ж в Америку в начале 20-х, начал писать индейцев, но не брезговал и некоренными американцами, например, написал портрет Лилиан Гиш.

Чтобы быть поближе к индейцам, Фешин перебрался в Таос. На экспозиции были его работы, позаимствованные у Музея ковбоев и Музея индейцев. Кстати, Таос, небольшой городок в штате Нью-Мехико, - весьма загадочное место. Там слышен перманентный подземный гул, причина которого неизвестна, ибо под Таосом нет ни метро, ни каких-то подземных магистралей. Что особенно интересно, этот гул не слышит никто, кроме местных жителей...

На выставке имелся портрет Ленина. Ленин на этом портрете - рыжий, похожий на клоуна. Но наибольшее впечатление произвел портрет надменного художника Бурлюка.

Любопытно, что краски на американских и русских полотнах отличаются. Не колорит, а именно краски.

Интересно было наблюдать за зрителями. Например, две пожилые дамы, рассматривая, как это называется, композиционный этюд, обратили внимание на то, что нарисовано-то хорошо, да вот только лицо у бондаря (крохотное охровое пятно на дальнем плане) не прорисовано... На стенде были выставлены шкатулки с портретами-миниатюры. Две девицы, сопровождаемые чуваком, заметили: "Надо же, он и миниатюры рисовал". Их спутник быстро пробежал глазами текст, который его подруги не заметили, надулся как индюк, воздел очи к потолку и авторитетным тоном искусствоведа заявил, всплеснув руками: "Ну ведь надо было ему как-то зарабатывать! Вот он и зарабатывал в голодные годы Гражданской войны рисованием миниатюр на деревянных шкатулках!"

После корпуса Бенуа мы посетили Инженерный замок, в котором я не был никогда (знай и люби свой город). Там проходит выставка итальянских рисунков знаменитого Карла Павловича Брюллова.

Виртуозный художник, ничего не скажешь.

Итальянка, просыпающаяся от плача ребенка
Итальянка, просыпающаяся от плача ребенка


Брюллов не просто проматывал в Италии "пенсию", - так назывались субсидии, которые выдавала молодым (и не очень) художникам Академия художеств, - но и действительно рисовал. И рисовал очень ловко...

Поскольку в Инженерном замке я не был никогда, пришлось посетить еще одну тамошнюю выставку - скульптора Владимира Александровича Беклемишева, а заодно оглядеть основную экспозицию. Блуждая по мрачноватым залам дворца, в какой-то момент я испытал чувство, что развешанные по стенам огромные картины (в основном, копии итальянских мастеров или подражания им) как-то странно пытаются сгруппироваться и вот-вот заведут ведьмовской хоровод, а из стен выйдут призраки, потрясая удавками. Дарио Ардженто обрисовал подобный эффект в своем хорроре "Синдром Стендаля".

С музеями пора поканчивать. По любопытному совпадению День искусства на этом не закончился: дорога привела в мастерскую к моему приятелю, художнику Бушуеву, где была выпита бутылка водки. Бушуев пошел провожать нас до метро и возле ст. м. Чернышевская выбросил в урну свою шапку (проверьте, может, она там еще лежит?). "Она меня всегда бесила!" - сказал Бушуев. Хотя шапка, на мой взгляд, была хорошая: ярко-бордовая, заметная. К тому же начиналась легкая апрельская метель...