November 18th, 2011

2

Полярные искры ночи и дня

Эта история приключилась 840 000 лет назад, во время одной из бесконечно долгих зим.

У нашей планеты такая судьба: по той или иной причине холод может заточить Землю в свои объятия на долгие годы. Мы, люди, называем это время «ледниковым периодом», а иногда – «холодной эрой». Природа же называет это «приливом холодной нежности».

Но наша история вовсе не о холодной нежности мертвой природы. Это история о животном, которое поднялось над природой, растопив ее ледяную нежность волной своей странной и горячей страсти.

Это история об одном северном олене.

Северный олень, о котором рассказывается в нашей легенде, родился 840 000 лет назад, во времена, когда еще не было на планете людей. Он родился в теплом, темном сумраке леса, рос на залитых солнцем полянах, щипал четырехлистный клевер и с появлением утренней росы, порождающей смутные воспоминание о прародине – океане, ощущал всеми порами кожи счастье мира.

Но неожиданно наступил холод. Он выдавливал слезы из глаз гордого и сильного оленя, сдавливал его мышцы, убивал волю к жизни.

Врагу, который доставил ему столько неудобств, олень дал название: «Холод», – это слово осталось неизменным до нынешних времен.

В те давние времена самыми разумными на планете были двухметровые ящерицы с мягким податливым телом, но с очень жесткими, зеленого цвета овальными головами (их головы похожи на головы наших кузнечиков или саранчи).

Почувствовав холод, олень начал метаться по широтам планеты и попал под болезненный удар кнутом. Кнутами, ремни которых были вымазаны в ядовитом соке растений, пользовались на своих территориях ящерицы с жесткими головами. Не будучи по своей природе злыми, ящерицы просто огревали кнутом каждого, кто посягал на их территорию.

Ремень вырвал из бока оленя клок шерсти и обнажил кусок красного мяса в форме трапеции. Вскрикнув от боли и испугавшись, олень бросился прочь. Разгневанные ящерицы преследовали его недолго, поскольку были ленивы и любили тепло, но рои жадных мух, влекомые запахом обнажившейся плоти, вознамерились основать в ране колонию и настойчиво преследовали оленя.

Лишь одна сероватого цвета муха не имела претензий на плоть, а только вилась вокруг оленьей головы, садилась ему на веки, прикладывалась хоботком к слезам, сочащимся из его глаз. Collapse )