September 16th, 2011

1

Экранка.ру №243




Рубрика "Избранное":
Объезд (1945) (США) Режиссер: Эдгар Улмер.

Рубрика "Разное":
Миссия на Марс (2000) (США) Режиссер: Брайан Де Пальма.
Колдун (1977) (США) Режиссер: Уильям Фридкин.
Матадор (1986) (Испания) Режиссер: Педро Альмодовар.
Мастера ужасов: Попытка бегства (2006) (США, ТВ) Режиссер: Джо Данте.
Ночное дежурство (1997) (США) Режиссер: Оле Борнедаль.
Гилиап (1975) (Швеция) Режиссер: Рой Андерсон.
1

Мемориз оф грин

В первую очередь, прибыв на дачу, обращаешь внимание на тишину. Если летом тишина ненароком нарушается то воем бензопилы, то болтовней соседей, а то и машиной, которая привезла свежий творог и сметану и теперь раскатывает по улицам (у нас они называются линиями, как на Васильевском острове) и призывно гудит, то в сентябре посторонних вещей, нарушающих гармонию беззвучности, практически нет.

Сидишь себе на крылечке, вытянув ноги. В пасмурное, серое небо подымается дым сигареты. За спиной, в ста метрах, невидимо дышит желто-зеленым сумраком лес. На стуле сидят два колобка – нахохлившиеся кот и кошка, греются друг об друга.

В черный жир садовых дорожек въелись крупные бусины керамзита. Можно встать и устроить себе экскурсию, прогуляться по даче. Справа цветут яркие астры, но туда мы не пойдем, - они пугают своим ростом и пышностью форм. Слева яблоня гнется под тяжестью крупных антоновских яблок, надо подобрать одно, – мы решили заквасить капусту, а мой зять – мастер по заквашиванию капусты, даром что непьющий, - посоветовал прокладывать каждые 10 сантиметров капусты половинкой антоновки. Вот грядка, плодившая еще месяц назад со страшной силой огурцы, а теперь осиротелая, пустая, только веревки вьются на ветру. Возле грядки стоит бочка для полива: три сегмента, раскрашенных под российский триколор. Еще там стоит детский трехколесный велосипед, я прохожу под его рамой и направляюсь к огромному, как Арарат, колодцу. Когда-то на его боку был нарисован пейзаж с березами и ежами, но безжалостное время, а также чьи-то кривые руки, разжигавшие мангал прямо возле колодца, принудили краску облупиться, облететь.

Безмолвие вдруг словно взрывается. Но это всего лишь обычный холодный сентябрьский дождь. Клеенка на столе в саду полощется на ветру, мокнут под дождем яблоки и черепашки, имеющие способность светиться оранжевым во тьме. Я возвращаюсь в дом, достаю из холодильника кусок холодной курицы, которую жарили пару дней назад на решетке, делаю сэндвич, наливаю сто грамм холодной водки и снова восседаю на крыльце.

Печально, печально, но не поспоришь: эти мгновения исчезнут «как слезы под дождем». А лет через 40 – 50 исчезнут и воспоминания.