November 18th, 2010

1

Холодное лето 2010-го (ретро)

Этим чудовищно жарким летом, испепеляющим все живое и мертвое, я нашел средство бороться с экстремальной жарой. Я вспомнил о бумажных снежинках.

Накануне Нового года, глядя по телевизору сказку "дедушки Роу" "Морозко", советские дети вроде меня и моей сестры вырезали из бумажных кружков, сложенных вшестеро, ввосьмеро или как-то так, снежинки и клеили их на окна. На улице падал снег. Снежинки, придуманные Богом, на несколько секунд повисали снаружи на стекле, а потом беззвучно сползали на наличник. Изнутри же красовались их примерные дупликаты, огромные, белые и вечные.

Усугублять зиму зимой, наклеивая на окна снежинки, как-то глупо. Снежинки надо клеить на стекло летом. Поняв это, я нарезал снежинок и наклеил их на окна снаружи. Но солнце быстро растопило их. Бумага запузырилась, потом заструилась, потом превратилась в капли. И в конце концов на стекле остались лишь разводы поваренной соли. Несколько бумажных снежинок не смогли охладить мир.

Тогда я наклеил снежинки изнутри. Через несколько минут их бумажные тела заиндевели. В углах под потолком повис иней со снежными пауками. На полу стали появляться сугробики снега. На рыжем коте, прикорнувшим на моей постели, появились чернильные полосы, а пестрый его клюв расширился. Затопорщились дерзко усы. Растопырив рот с двумя огромными резцами, он показал рукой на дверь и сказал: "Вали отсюда". Испугавшись кота, я открыл дверь и вышел в сумрачное место с каменистым полом. Это была пещера. За ее пределами ослепительно мерцал и поскрипывал снег. Мимо пробежал, оставляя круглые следы, шерстистый носорог.

Дверь захлопнулась, но связь времен не нарушилась. Вы можете читать мои сообщения. Я пишу на стене первобытного плача углями с тусклого костра. Пытаюсь писать кириллицей, но слова преобразовываются в рисунки. Преодолевая за считанные секунды время (скорость передачи сообщения превышает скорость света в сто миллионов раз), мои сообщения преобразовываются обратно в кириллицу. Всему свое время, всему свое время.