April 1st, 2009

1

(no subject)

Вообще, конечно, просто удивительно нежелание читателей, зрителей (но только не слушателей - потому что слушать никто не умеет и не хочет этому учиться) замечать очевидные вещи. Казалось бы, рассказ "Превращение" Франца Кафки - совершенно прозрачный рассказ. Весь ужас рассказа заключается в сужании бытия главного героя, и без того больного клаустрофобией. Он изначально был обречен на существование в "маленькой коробочке" - вроде той, которую описывал Гоголь в "Мертвых душах". У Чичикова была такая коробочка. В ней было множество разных отделений, ящичков, перегородочек между ящичками и так далее. Но Чичиков не знал, что в одном из этих отделений живет Грегор. Когда Грегор превратился в жука, его пространство сузилось до невозможности. Жук может охуенно быстро передвигаться, но только не в замкнутом пространстве, тем более, в таком исключительно замкнутом пространстве.
Это что касается Грегора.
Если бы дело касалось только Грегора, то рассказ был бы ни о чем.
Главными действующими лицами действительно хорошей экранизации рассказа Кафки были бы родственники Грегора. Жук вообще нахуй не нужен. Он может появляться, в среднем, секунд на 30 за весь фильм. Притом, что Грегор-человек тоже обязан фигурировать в кадре. И, причем, не менее минуты (то есть, чаще, чем жук) - в самом начале.

Рассказ Кафки - о запрограммированном бесчувствии со стороны самых близких людей. Родственники Грегора после смерти Грегора-жука. Не Грегора, заметьте, а жука. Таким же образом можно представить любого "ненужного тебе родственника" жуком или какой иной тварью.

В связи с этим главный герой, пока еще он не превратился в жука, должен быть внешне похож на Кафку. Не менее успешно Грегор мог превратиться в конченого алкаша, наркомана и так далее, - это совершенно неважно. Его связь с социумом обрывается на пороге комнаты. А основой его социума является семья. Только лишь какие-то чудовищные явления, да хули там являния - извращения! заставили Кафку оказаться вне семьи, даже если он живет с ними в одной квартире.

Если кто-то читал достаточно много текстов Кафки, тот по-любому должен был обратить внимание на количество слов в его произведениях. Чем больше слов - тем текст безличнее. Чем меньше слов - тем текст становится более личным. Независимо от содержания. Мне это кажется абсолютно закономерным.

"Превращение" - это рассказ. Это не роман "Замок", но и не короткие эссе вроде "Писем к отцу". Это что-то между двумя этими текстами (по объему - и лишь потом по содержанию).

Антон botev восхвалил фильм "Кафка", но это очень слабый фильм. В хорошем биографическом фильме, посвященном жизни, а тем более творчеству Кафки, должно быть по минимуму Кафки (и тем более "Бразилии" Гиллиама), но зато должно быть как можно больше заурядного антуража. Обязательно сделать так, чтобы мир был совершенно обыкновенным. Это должен быть максимально неэффектный, жалкий фильм...

Между прочим, создать нераздражающую неэффектность не так-то и просто... Попробуйте как-нибудь... в чем-нибудь...