February 24th, 2009

1

Подполье

Подполье
р а с с к а з

Однажды началась война. И доселе яркий солнечный день побледнел, а потом начал чернеть. По городам, улицам, дворам растеклись особенно густые жирные тени. Они были словно тушь на щеках плачущих женщин. Когда всё хорошо, не обращаешь внимания на тьму, но стоит твоему сознанию испугаться чего-либо, как на пьедестале почета оказывается тьма. Все твое внимание приковано к ней, а свет, отступивший на второй план, непроизвольно, против твоей воли, оказывается неудачником, недостойным внимания.

Даже солнце казалось черным, если смотреть на него через прищуренные веки. Его сияющий ободок был нимбом дьявола. Сам мир превратился для меня в огромную распахнутую пасть. Я падал в черную бездонную глотку и не мог замедлить падение. Эта страшная пасть была испещрена миллионами зубов, у пасти не было нёба, не было языка, только миллионы зубов, бесконечными рядами уходящие в бесконечность. Этими зубами были люди. Мои сограждане, иностранцы, оккупанты, все «сочувствующие» и все «ненавидящие» нашего (нашего ли?) мира. Все они готовы были меня размолоть. Ни одному из них я больше не мог доверять. Collapse )