July 11th, 2007

1

Заметки об Индии

СЛОНЫ. Глава третья.

Скажу цитатой из Майка Науменко: «вот и настало то самое утро, о котором я так много слышал вчера». Никто не проспал. В шесть часов послышалось бибиканье рикши – к ресорту подвозили Димона. Из своей хатки вышел Санни в длинных спортивных штанах. Остальные тоже понадевали длинные штаны, кроссовки. А вот воду додумались взять только Оля и Таня.
Мы вышли к перекрестку, стали ждать махутов. Кто-то сидел на бревне, кто-то лениво покуривал. А ко мне прицепился шершень – нарезал круги вокруг меня без устали, но не кусал. Утро было отменного сорта: прозрачное голубое небо, тихая волна, бледные тени гигантских деревьев. За нами увязалась «наркоманская» собака Санни и Джульетты. Очень старый пес с обкуренными глазами, время от времени задававший трепку другому псу – молодому, наглому и ретивому (как-то раз он спионерил у нас из полиэтиленового мешка половину купленной на рынке рыбы). Но сегодня был не день Бекхэма. Трое махутов (старый Баркха и двое молодых помощников) пришли со своими четырьмя собаками, которые, обрадовавшись псу-чужаку, надавали ему отменных люлей.
Тут Санни озвучил мысль, что раз уж мы собрались такой толпой, то придется дать Баркхе на бутылку («а вот если бы ты шел один, – сказал он мне, – то прошел бы на халяву»).
– Зато, – решил порадовать нас он, – по возвращении в деревню киперы покажут вам слоновью тренировку.
Мы прошли километра полтора по асфальту, а потом свернули в пролом в джунглях, проломанный, понятное дело, слонами. Тропинка была узкой, а кроме того, прыгала вдоль обрыва то вверх, то вниз.
– Здесь был ручей, но он пересох, – пояснил Санни.
«Как же слоны ходят по таким крутым извилистым тропам?» - озадачивался я, с приятным холодком в спине ожидая скорой встречи с животными.
Так мы прыгали минут пятнадцать, пока не добрались до болотца. Через него было переброшено бревно, а грязь слева от бревна истоптана огромными ногами. Своими худыми черными ногами Баркха ступил в ту же самую грязь, свинтил пробку с пластиковой бутылки из-под кока-колы и набрал в дорогу водицы. Наблюдая за этими антисанитарийными манипуляциями, Татьяна механически раскрыла пачку крекеров.
Молодой махут со свирепым полинезийским лицом что-то сказал Санни, и тот объяснил Татьяне, что после крекеров ей захочется пить. Таня съела крекер.
Мы свернули с тропинки, углубились в лес. И тут все поняли, что такое настоящие тропические джунгли. Это ржавый ковер палой листвы, пахнущей жиром. От черной почвы подымаются горячие испарения, и кажется, что в воздухе стоймя стоят мелкие капли влаги. А стрекот цикад столь оглушителен, что за ним не слышно людских голосов… кроме отборного трехэтажного мата, которым мы с Мишелем сопровождали наш путь. Ибо перемещаться по джунглям весьма и весьма затруднительно. Колючки разных видов и калибров цепляются за одежду, ноги цепляются за ползучие лианы, которые одним усилием ноги не порвешь. Движешься медленно, как черепаха. Подошвы кроссовок скользят по сырой листве. Спотыкаешься, как пьяный. А самое хуевое – колючки впиваются в раны, и ты испытываешь ни разу не приятную боль (к тому времени рана на ноге стала разрастаться и подгнивать: этому способствовала 100% влажность тропического климата. Даже самая ничтожная болячка, вроде ссадины и царапины имеет хороший шанс просуществовать на теле долгие месяцы, став комфортным местом жительства бактерий и микробов).
Потом мы полезли на какой-то холм, перманентно соскальзывая вниз. Мишель уже прекратил материться, поняв бессмысленность сего действа, а взмыленный Санни оборотил ко мне покрытую каплями пота физиономию и пробурчал:
– Это была твоя идея! А теперь мы забрели в такие места, откуда даже я дороги не найду. Collapse )