May 24th, 2007

1

(no subject)

Вчера встретился с одноклассницей, которую не видел 10 лет. Мы выпили пива и пошли в нашу бывшую школу. Сейчас в школах горячая пора, типо как страда, - ребяты готовятся к выпускным экзаменам, подтягивают хвосты. Зашли к учительнице литературы, А.А. За партой сидел ученик и выбирал тесты, чтоб избавиться от двойки за полугодие. Выбрал два теста по стихам Блока (на мой взгляд, смелое, но и совершенно безрассудное решение).
- Вот, - говорит А.А., - сидит Юра, решает тесты. Я его называю Мальчик С Газетой, потому что на уроках, на переменах, на экскурсиях как ни посмотришь в его сторону - читает какую-нибудь газету. В литературе - полный профан, зато прекрасно шарит в информатике и математике. Как Фомины (наши одноклассники). Но вообще, - говорит, - если бы Фомины захотели, то они и по литературе успевали бы. По сравнению с ними, вы - гении. И чем дальше бежит время, тем дети становятся хуже. Когда вы учились, на уроках была хотя бы нормальная рабочая обстановка. Ну, сидели Фомины, тихо решали свои интегралы, сидела Наташа Кобрик - ничего не знала, но сидела тихо, как мышка, никому не мешала. А сейчас дети чем меньше знают, тем больше производят шума. А между тем, они все ничего не знают. Поэтому гвалт стоит невообразимый. Вот такие дела творятся в нашем королевстве фонтрира.
- Непосильный крест несете, А.А., - говорю.
- Ну, ты же знаешь, что непосильного креста нам нести не дадут.
- Угу.
- Д.И. (наш учитель физики) нашел в инете твой рассказ, - вдруг говорит А.А., - принес его Э.В. Оба были ошарашены. Рассказ о том, как ты приходишь на работу и... тут начинается сплошной мат. Э.В. принесла его мне. На, говорит, почитай, если интересно, что Гордеев пишет. Я, однако ж, отказалась. Мне ненорматива и в реальной жизни хватает.
- Господь с вами, А.А., - говорю. - Д.И. обознался. Во-первых, на работу я уже тыщу лет не хожу, так как работаю дома, а во-вторых, мало ли Гордеевых на свете?!
И все же мне не поверили. А напрасно.

Мы вышли из школы. На улице дикий мороз. Все-таки поход в школу оставил удручающее впечатление. Старым себя не ощущаешь, а посмотришь на школьников, замеришь время линейкой, и понимаешь, что с окончания школы прошло 12 лет, и кто ты еще, как не старый пердун.
1

Заметки об Индии

КАЛЬКУТТА

Может быть, вы сомневаетесь, но Калькутта – великолепна. Я с детства мечтал побывать там. Я читал незатейливые рассказы бенгальских и индийских писателей, я читал рассказы писателей из Бирмы. Я, наконец, видел обложку романа «Наследник из Калькутты». Многие писали о Калькутте, и писали по-разному, но с детства я задался целью там побывать.
Мы съели обильный завтрак в забегаловке на Седдам. Иван ушел искать дешевую гостиницу бронировать номера, а мы сидели за столами, заваленными чапаттями, и пиздели о “Heroes of Might and Magic III”, “Civilization IV” etc. Прихлебывая [как обычно в Индии слабый, разжижженный чай с молоком], я признавался в том, что не могу играть в 3-ю Цивилизацию, наигравшись в 4-ю…
В стены совали физиономии нищие… Мы угрюмо смотрели на них, справедливо рассуждая, что если подавать каждому, сам останешься ни с чем. Таким вот образом мы, грязные, немытые, некошерные свиньи, прокладывали мосты пристального внимания между собой, русскими трутнями, и местным нищим, оборванным, больным и, между тем, абсолютно довольным жизнью социумом и неторопливой жизнью этого социума.
При этом я сознавал, что если не просрусь щас, то сдохну нахуй. А в кафе сортира не было.
Участливый официант сообщил мне, что можно сходить за калитку за углом, но там постоянно торчат менты, и они меня непременно оштрафуют – причем сделают это по-европейским ценникам.
– В пизду! Буду терпеть! – сказал я ему, и в это время вернулся Иван с радостной вестью: номера забронированы.
– Пошли туда! – прорычал я.
Но Ивану принесли не его заказ, и он погрузился в пиздеж с гарсоном. Наступили сумерки богов.
Глядя, как Иван жрет омлет, при этом не сообщая, где находится отель, я громко Ивана ненавидел. Мимо проходили европейцы и нищие. Нищие протягивали руки внутрь кафе, но как только их руки попадали под дуновение платного вентилятора, нищие люди моментально свои руки отдергивали. Это были поистине йоги, но, к сожалению, йоги прокаженные.
В целях экономии мы, как обычно, жили с Мишелем в одном номере. Мишель не успел заселиться, как тут же исчез. Зато пришла Оля и принесла большую бутылку рома. Мы выпили по 200 грамм и пошли с Иваном и Таней знакомиться с окрестностями.
Итак, что такое трущобы Калькутты?
Думаю, это довольно привлекательное место. Мы шли по прошпекту. Девочки ели фруктовые мороженыя и пили свежевыжатые немытыми руками соки. Мы видели гигантские неонные таблички, зазывающие спуститься в метро, видели книжные развалы. Особое мое внимание привлекло великолепное издание «Улисса» на английском языке стоимостью в 320 рупий.
– Ты читал? – спросил я у продавца.
– Читал. Охуенно! – ответил тот. И начал пересказывать сюжет, смеясь и цитируя целые абзацы.
Чувствуя себя необразованным падонком, я купил у него Новейшую Карту Индии за 50 рупий и помчал догонять своих спутников.

А вот теперь внимание отъезжающим! На «прошпектах» Колькатты тусует множество пипла, которые специально выходят из своих магазинов, находящихся хуй знает где, и заманивают тебя в эти ебеня. Если тебе нечего делать, спокойно можешь отправляться с ними через тучи закоулков, - купишь то же самое, что продается у тебя под боком. Но не забывай самое главное: ТОРГОВАТЬСЯ!
Оля и Таня купили сари в Дели за 300 рупий по штуке. Я купил два сари здесь, сделанные из того же матерьяла, за пятьсот, почти не торгуясь – торговалась Таня (кстати говоря, рикша, который вез Таню и Олю сквозь делийские трущобы сообщил, что красная цена их сари – 150). Для себя Таня, подогревши на моих сари лишние сто рупий, купила сари, за которое поначалу вломили 2100 рупий, за 800 рупий. Но, внимание (!), она торговалась 2 часа. Впоследствии, на Андаманах, я общался с женой хозяина нашего ресорта, у которой прежде был бизнес именно в текстиле, а конкретно, сари, а еще конкретнее, в Калькутте, и она сказала, что вот это вот данное сари столько и стоит, – то есть, 800 рупий. Фича в том, что если торговаться долго, очень долго, то хозяину, тоже потерявшему дохуя времени на торги, проще продать товар за бесценок, нежели не продать ничего. Если вам нехуй делать, то вы можете торчать на базаре возле одной точки целый день и купить в итоге вещь дешевле, чем она стоит по наценке. То есть, если бы Таня торговалась за сари еще час, то она купила бы его по «себестоимости». А если бы она торговалась еще дольше, то купила бы его по «заводской» цене… и так далее. Индусы не могут остановиться, реально».
Когда я купил свои сари, я начал зевать. И тут сработала традиционная индийская тема…
В каждом индийском магазине торчит дохера родственников хозяина магазина и всяких там прихлебателей. Как только я зевнул, ко мне подошел благообразный молодой человек и пригласил зайти в закуток за прилавок купить шмали.