March 12th, 2007

1

(no subject)

Запомнилась реклама на радио "Маяк": самоопыляющиеся огурцы Забияка и Задавака.
1

(no subject)

В субботу вывозили с отцом на дачу старые шкафы. Порывшись в одном из них, нашел несколько номеров бюллетеня "Спутник кинозрителя" за 89 и 90 года. Естественно, погрузился в чтение. Отличное средство испытать сильнейший когнитивный диссонанс. Настолько сильный, что кажется, будто мир кругом начинает плавиться, дрожать и трястись, еще чуть-чуть, и он действительно поменяет очертания. Дело даже не только в том, что выходили эти журналы в те времена, когда "Терминатора-2" и "Криминального чтива" не было и в помине, и что полиграфия тогдашних журналов выглядит просто кошмарно (мало того, что громадные "пикселы", так еще и размытые).

Стиль - вот что. Насколько разительно отличается журналисткий стиль! Стиль и содержание. И еще что-то неуловимое, между стилем и содержанием. Если стиль - это огранка содержания, то как можно назвать постоянно проскакивающие в тексте ремарки о том, как "мы всей редакцией смотрели съезд народных депутатов, и когда группа литовских делегатов в знак протеста вышла из зала, зазвонил телефон, и я долго не могла понять, что от меня требуется, какое кино?" Люди писали о кинофильмах, выходящих на экраны, в редакторской колонке вяло поругивали их за низкий художественный уровень, но когда дело доходило до конкретики, то есть до разбора конкретного фильма, хвалили его за остросоциальную направленность, а иногда (довольно часто, кстати) за проникновенную актерскую игру. И снова мелькали ремарки о том, как важно писать правду и как непросто переломить, перестроить сознание. Кинокритик Валерий Туровский пишет: "Мы прекратили врать. Еще не научились говорить правду до самого дна, но, слава Богу, хоть прекратили беззастенчиво лгать". И пишет еще о том, что было не так давно, о редакторской критике на собраниях: "Товарищи журналисты! В ваших материалах неправильно искажается действительность".

Совершенно другой мир, совершенно другие люди. Сейчас уже ты сам думаешь, как бы понеправильней действительность исказить. Когнитивный диссонанс возникает от того, что то давнее "незнакомое" время кажется зачастую более реальным и знакомым.
Это потому что молод был. Впитывал, как говорица, словно губка. А щас периодически проваливаешься в тоскливое безвременье.

Но и то охуеваешь, когда видишь на страницах журнала рекламу вроде той, что сделана к фильму "Черная роза - эмблема печали, красная роза - эмблема любви": впервые хозяин фильма - БАНК! Типа этот факт моментально должен сообщить читателю о невъебенных художественных достоинствах фильма. Сейчас это воспринимается наивно, но, однако, и сейчас народ с легкостью необычайной клюнул бы на такой рекламный ход, как, скажем: "режиссерский дебют Романа Абрамовича".

Или вот еще характернейшая черта кинопроката тех лет: в декабрьском выпуске подводятся итоге года, авторы бюллетеня заполняют анкету. Один из вопросов звучит так: "какого фильма с особым нетерпением вы будете ждать в следующем году?" Критик Алексей Ерохин отвечает: "С упорством идиота повторяю и год спустя: "Великолепная семерка".
Широко жил партизан Боснюк.
Кстати, именно в следующем году, 90-м, именно в кино я и посмотрел "Великолепную семерку". Ерохина услышали.
А потом, если помните, был 1991 год - страшный год отечественного кинопроката, когда директор госкинопроката (или нет?) завалил кинорынок американскими фильмами, и все они, за исключением пары картин, были категории Б.

Да, непростое испытание заново читать о пыльных картинах, давно исчезнувших в архивах: "Жизнь по лимиту", "Леди Макбет Мценского уезда", "Из жизни Федора Кузькина", "Сувенир для прокурора" (там еще, помню, певец Александр Серов засветился), "Смиренное кладбище", "Две стрелы", "Приключения Квентина Дорварда, стрелка королевской гвардии" . Ведь тогда-то эти фильмы воспринимались как новенькие, блестящие, свежепахнущие целлулоидом. А как горячо обсуждалась эта нещастная "Интердевочка"? А скоко фурору произвели "Полет навигатора" и "Хон Гиль Дон", припозднившиеся на пять лет, но воспринимаемые как последний писк массово-развлекательного искусства? Или мировой шедевр "Однажды в Америке"?
А то ведь был еще и "фестиваль фестивалей", пир киноманского духа, когда в кинозала Питера демонстрировался реальный свежачок - "Имя Розы", "Робокоп".