March 3rd, 2007

1

(no subject)

Только сегодня, почему-то именно играя в "Зов Ктулху", я понял, что мешает нашим сценаристам и режиссерам-постановщикам снимать нормальное жанровое кино. Почему в нашем кино отсутствует такой жанр, как "триллер", почему отсутствует само понятие "саспенса".

Вот наглядный пример: герой "Зова Ктулху" (во втором сценарии, похоже, замешан рассказ "Дагон") приезжает в портовый городишко, где нет никого посторонних. Герой заходит в гостиницу, кемпинг или как его там, и говорит с угрюмым администратором: "Вы не видели здесь такого-то?"
"Нет, не видел, черт возьми", - отвечает администратор и мрачно позыркивает на главного героя. После чего главный герой со страхом в душе начинает шариться по всем двум этажам, тыркаясь во все подряд двери. Но все двери закрыты.
"А не заебал ли ты здесь шариться?" - хмуро спрашивает администратор. Главный герой небрежно кивает и выходит из здания.

Если бы фильм-игру-сценарий писал бы наш сценарист, то он бы обставил все так:

Главный герой приходит в гостиницу, кемпинг или как его там, и говорит угрюмому администратору: "Простите, сэр, а вы не видели здесь..."
"Пошел нахуй, ПРИЕЗЖИЙ!" - заорал бы администратор. Из всех дверей навылезали бы местные, и насували бы главному герою пиздюлей. Почему так? Да потому что это реалистично!

Игра закончена.

В связи с этим вспоминается рассказ В.Сорокина из сборника "Первый субботник", в котором гл.герой приезжает в деревню и идет на местную дискотеку. Он моментально огребает пизды. Вернее, должен был огрести. Но вместо него пизды огребают сельские парни. Отмудохав всё село, парень возвращаеца на шоссе, где его ждет автомобиль. Сидящие в автомобиле граждане с усмешкой говорят: "Костя (или как его там)! Ты же уебоха, а не боксер. Откуда эти боксерские прыжки, откуда перемещения влево-вправо? Стыдно должно быть, Костя".

Прямо противоположную вещь хочется сказать нашим режиссерам. Вы же режиссеры, а не уебохи!
1

(no subject)

Сейчас по 5 каналу показывали детский фильм, польский, "Дружок веселого бесенка". В детстве, помню, фильм мне показался очень мрачным. Таковым, впрочем, показался и сейчас. Потому что этот бесенок - Карлсон после смерти, в аду, с огромной кривой вилкой, на которую нанизывает людей вместо тефтелей.