October 7th, 2006

1

(no subject)

Нет, все-таки не могу удержаться. Грузинские службы задержали каких-то представителей русских служб. Тем и другим платят деньги, наверное. Не по доброй же воле они друг друга ловят и друг другу же попадаются. Ну так и не похуй ли на них?
Честно говоря, на грузинские вина и даже на боржом мне похуй. Как будто мало других вин помимо грузинских и минеральных вод. Да и от фильма "Мимино" я не фанатею.
Но, типа, грузинский конфликт побудил некое Высокое Начальство пнуть под жопу Жирных Ментовских Пидарасов навести шухер в каком-то сраном развлекательном центре. Те задержали несколько Жирных Пидарасов, граждан Грузии, хозяев развлекательного центра.Те не платили налоги и установили несколько сот нелегальных игровых автоматов. Охуеть. Закон восторжествовал. Вот радость-то. Может, побольше таких акций и "экономических блокад", причем без пинков от Особо Высшего Начальства, может, в этом и заключается долг Жирных Ментовских Пидарасов? Хотя и на это тоже похуй. Че-то я не вижу никакого особого отклика от подобных действий в своем обозреваемом быту.
При этом еще почему-то вспоминается история с похищением израильского ушлепка-двух ливанскими войсками. И то, и другое событие требовало каких-то действий. Они, эти действия, последовали. Но как-то лениво - в нашем случае. Иначе и быть не могло. Интересно, какой дебил мог рассчитывать на иное? Одно дело Израиль - маячащий как гвоздь в жопе посреди муслимства, а другое дело - бывшая союзная республика, в которой к тому же христиан дохуя (как будто это чего-нибудь значит в здешних постсоветских районах). Да я думаю, что любой, кто знаком с грузинами, подтвердит, что они совершенно нормальные люди, разве что побуйноватее нас.
В общем, это похоже на маленький камешек, брошенный в качестве разведке в гигантский омут.
P.S. Хотя вот харя Ссакашвили мне реально не нравится. Какая-то она отвратительная. У меня харя тоже не гладкая как у какого-нибудь Джастина Тимберлейка, или там еще у какого-нибудь Аль Пачино, но все-таки харя. А у президента Грузии - натурально ебло. Мелкая верхняя губа выдает евонный эгоизм и определенную тупорылость, да это-то еще и при надраенных наждачкой свиных щеках, мелких бегающих острых глазках и вечно влажном лбе. Жуткий чел. Когда он начинает говорить, то возникает ощущение, что его нижняя челюсть изо всех сил стремится захавать верхнюю челюсть. А с другой стороны, даже этот кент мало чем отличается от Путина, который похож на какого-то хитрожопого карлика типа Горлума.
В общем, непростая ситуация! Два уебана пытаются не ударить в грязь еблом перед еблом третьего уебана - из заморской уебанской страны.
1

(no subject)

Да-а, блять... вот же жизнь. Вспоминаю, как сел на поезд и специально спиздил у чела в тамбуре бумажник. Выхожу на близком полустанке, какой-то сраный городишко. В спизженном бумажнике - 135 рублей. Я забыл, куда ехал. Просто какой-то дом, в южную стену которого вечно дует ветер, а на крышу идет быстрыми шагами снег. И грядки, где раньше росла клубника, а+ теперь земля гладкая как татами. Я не могу сейчас вспомнить это место. В результате я сел в околовокзальном буфете за стол с клеенчатой скатертью на четырех холодных и сырых деревянных ногах - ногах... то ли у меня, то ли у нее, то ли у нее. Когда пришел человек и принес от руки написанное меню, я охуел. Один раз раньше я тоже садился, а до того долго стоял на ограниченномй платформе метро, рельсы опутывала темнота, и ко мне подошел невъебенно вонючий чел в рваном меховом пальто, затянутом на поясе удавкой, и сказал, что поезд идет в никуда, а вообще-то по графику поезда уже туда не ходют. Но какая-то вагонетка в это время остановилась у платформы, и туда села пожилая женщина в желтеньком плаще, кривая девочка лет семи и еще два человека, которые раньше изображали столбы раскаленного воздуха у края платформы. Голос озвучил путешествие: следующая станция Чкаловская или С.П. имени Амундсена, я уже не помню таких деталей досконально. Однако же вагон поехал без головной кабины и управляющего - и вот до этого я допетрил только уже после, испытав жутчайшую в моей жизнимигрень. Ничего такого со мной прежде не случалось. Я хорошо помню, как я родился. До рождения я лежал в утробе и пил соки матери. Потом меня выхватил свет. Потом я ходил в детсад, там были какие-то дети, потом я ходил в школу, там были какие-то школьные прописи с размазанными между строчек детьми, потом я сходил несколько раз на дискотеку и увидел огни, которые видел сейчас, через стекла вагонетки, которая с тарахтеньиим и угольными дымами ползла по рельсам подземной дороги уходящей куда-то глубоко в жопу. Тогда я увидел толстые грязные волосы, ласкающие мутные стекла снаружи, а еще какой-то пидар открыл форточку рывком, задыхаясь от клаустрофобии, и всю вагонетку наполнил запах не слишком чистого очка... Я вспомнил эту историю тлько потому, что в тарелке рыбного супа, которую мне принес человек, я увидел какой-то блять волос. Мимо окна прошли два человека с горящими на голове бенагльских огнями, и я пошел за ними, потому что они, кажется, шли в ту сторону, в какую мне было нужно, в строну дома, в южную стену которого дует ветер и шагает снег зимой и летом град. Но дальше стола я не ушел, потому что человек меня остановил и сказал а давайте вы расплатисесь, и он с таким презрением смотел на мою сторублевку, а потом я и сам увидел, как едок по соседству расплачивается с другим человеком блять керенками. Мой встревоженный взгляд упал на меню, и там я увидел осетровую уху по стоимости 999,9 старых рублей. И я точно помнил, что мне подносили совершенно другое меню, и тогда я виновато рассмеялся в лицо человеку и полез в карман рукой, а потом рванул с места в карер и побежал. Люди с бенгалями в волосах исчезали в тумане раннего осеннего утра, наполненного свежестью утра, раннего осеннего утра, в мелкой посыпи желтых листьев, растолченных между пальцами, и тумане нежирных сливок, волитых в каструлю с растопленным сливочным маслом и комочками пшеничной муки как минимум первого сорта... Я видел смерть и любовь в булыжниках мостовой. Я бежал... И булыжники, вымощенные мостовой дороги, в лепехах коньих говяшек, бежали со мной. Это был забег не на жизнь, а на смерть. И кровь стучала в моих бритых бензопилой висках. Это был ажиотаж всей моей бренной жизни, ее пропахший ацетоном экстремум. Потому что выбе... выеба... Потому что вы! Потому что я вас люблю! И это мое чувство касается всех вас, всех вас без исключения! Я вас всех люблю! о, как же я вас всех люблю! Да разве только вы можете себе помыслить, как всех вас я люблю!!!
1

(no subject)

По субботним утрам я иногда смотрю передачу "Кулинарный поединок", которую ведет прикольный артист Дмитрий (все время забываю фамилию). Кроме него, участвуют две чела, один - из шоубиза, типа, а второй профессиональный кулинар. Они делают за ограниченное время 3 блюда из ограниченного набора продуктов.
Седня смотрел не с начала. Соревновались итальянский повар и один старый мудаг, который, как мне сказала Юлля пишет сценарии для сценок из "Аншлага". Леон, блять, Измайлов.
Этот инвалид юмористического труда заебал нас за 5 минут своими бесконечно-неудачными попытками шутить и подъебнуть оппонента. Каждый раз, сгорбив, шутливый пенсионер обращал улыбчивое ебло в зал в ожидании всеобщего смеха. Эти его потуги на юмор вызывали у меня какое-то чувство неловкости - словно я прилюдно обосрался.
А представляю, насколько этот старый хрыч заебал своих домашних! Соберет всех за столом - и давай шутить, сурово глядя в лица домочадцев: "а ну-ка смейся, сука! Пока не засмеетесь, к морожену не притронетесь!"
Он в итоге, похоже, всю студию заебал. Даже ведущий стал какие-то горбухи лепить в стиле этого многокрылого тупорыла. И даже обычно невзыскательная публика отдала итальянскому повару в два раза больше голосов, нежели почетному аншлажисту.