December 23rd, 2005

1

(no subject)

Докладываю: настроение превосходное.
Близится Новый год с всеми своими маленькими радостями типа лицом в оливье. Уже заготовлено полтора подарка: один отправится в далекую сибирскую стужу, к gorry, а половина второго останется здесь, в нашем волшебном городке, который через сто лет уйдет под воду вместе со своими прекрасными гаванями, макдональдсами и минаретами совсем как Нильс с дикими гусями (кстати, им, лапландским гусям, тоже пиздец).
Завтра после "Кинг Конга" будет куплена рождественская елочка.
Блин, а ведь непросто складываются отношения с гигантской обезьяной - неделю назад она кокетливо ускользнула из моих объятий. И все же надеюсь, завтра этот волосатый пятиэтажный ловелас, любитель голых блондинок, от меня не отвертится.
Алеша ngoo! Кончай, в смысле, заканчивай пялиться на вагины, разложенные у тебя на столе. Пошли в кабак, беседовать о высоком. О Кинг Конге, например.
  • Current Music
    Кing Crimson "Fallen Angel"
1

Виктор Пелевин "Шлем ужаса"

Только что дочитал "Креатифф о Тесее и Минотавре" Виктора Пелевина.
Дочитал не без труда, и больше всего хочется сказать о книге словами автора: КГ/АМ (креатифф говно, автор - минотавр).

Непонятно, что в последнее время творится с Пелевиным. Куда делся остроумный автор "Generation П", "Чапаева и Пустоты", "Омон Ра"? В нирвану, что ли, его талант засосало? Идея "Шлема ужаса" затаскана, вся эта семургщина - неимоверный боян. Только если раньше этот боян излагался Пелевиным на одной строчке одной главы одной повести, то теперь растянулся на целый креатифф как натуральный баян из кожи, пластмассы и хрома (вот он, настоящий шлем ужоса).
Но это еще ничего. Самое хреновое то, что у Пелевина испоганился стиль. Его креатифф больше всего похож на переводную литературу. Да, падонковский сленг живой и прикольный, но все остальное - унылое и холодное нагромождение твердокаменных фраз типа такой: "Я произвела шум, они увидели меня и пришли на помощь своими объяснениями и наставлениями". В начале произведения, конечно, аффтор делает осторожную попытку объясниться: мол, это модераторы правят стиль моих персонажей, исправляют их ошибки. Но в "Священной книге оборотня" не было никаких модераторов, однако ж наблюдалась точно такая же картина. Невозможно читать. Текст быстро раздражает, в нем вязнешь и продираешься вперед со скрежетом зубовным. Так заебываешься, что даже врЕменные проблески (игра слов и смыслов, неожиданные расшифровки аббревиатур, традиционный для Пелевина калейдоскоп всяких там брендов) ничерта не радуют, а только еще сильнее раздражают.

Причем, вроде бы занятную интерпретацию мифа придумал Пелевин, а читать неинтересно. Потому что с первой страницы понятно, во что эта интерпретация выльется. Предсказуемым стал автор.
Так, например, если бы Пелевин взялся переписывать "Трех поросят", то в конце концов там оказалось бы, что воссоединившиеся Наф-Наф, Ниф-Ниф и Нуф-Нуф - это на самом деле один поросенок Нах-Нах, который сидит в голове волка, который на самом деле четвертый суперпоросенок Них-Них, которого на самом деле не существует, потому что не существует самого понятия "на самом деле".

Пожалуй, нахрен такую несуществующую литературу.