November 3rd, 2005

1

(no subject)

Очень огорчен тем, что многие мои френды, которым я доверял даже больше, чем самому себе, с глумливым сарказмом восприняли вчерашний "Манифест" (который отныне будет висеть в верху моего личного, повторяю, личного журнала) и даже позволили себе нелицеприятные, необдуманно-грубые высказывания в комментариях.
Вот некоторые примеры:
"Пиздюк ты ишо, Вольдемар. Тилько недавно, небось, сыкаться перестал, а ужо норовишь умничать, а рядом старшие товариша, такие как Игорьс василич да Антон Гендриховичь. И не стыдно при сих мужах выябываться?"   Антон Генрихович Соломарский, 37 лет, город Киев, страна Украина, континент Евразия.

Да, видеть это прискорбно, но я ожидал подобных плевков в душу, ибо прекрасно понимал, что человек в принципе существо косное, увязшее по самую голову в болоте сформировавшихся стереотипов и представлений, ему трудно понять, что кто-то может измениться всего за несколько часов (потому что сами они к таким изменениям неспособны); годы жизни истребляют в людях привычку верить, доверять другим людям, и к кризису среднего возраста человек подходит прожженным циником, этаким стреляным воробьем, "которого на мякине не проведешь", и, отчасти, это справедливо: жизнь не дает оснований кому-либо верить, в том числе и мне... и я, в свою очередь, не смею полагать себя счастливым исключением.

Пройдет немало времени, прежде чем мои френды поймут, что имеют дело с совершенно другим человеком, не тем, что был прежде... И особенно много времени потратят на понимание этой простой вещи те люди, которые знают меня давно и, по их мнению, знают меня "как облупленного".

Но я готов терпеливо ждать.
1

Жидкое небо

США, 1982. Режиссер Слава Цукерман.

Вчера довелось посмотреть этот культовый фильм, впитавший в себя клубную эстетику начала 80-х, музыку в жанре new wave (долго мы пытались вспомнить с angler_fish, как сия музыка зовется - то ли synth-pop, то ли пост-панк, то ли еще как-то), экспрессионизм, переходящий в поп-арт и наоборот, тотальную распущенность нравов, вуайеризм, героиновую зависимость, захлестнувшую подвалы, студии и пентхаусы Нью-Йорка, извращения модельного бизнеса... и космических пришельцев, а также уфологов - неотъемлимый атрибут тех же самых 70-80-х годов. В результате перегонки этих компонентов получился натуральный, дистиллированный трэш, впрочем, достаточно любопытный.
Энн Карлайл, соавтор сценария, сыграла в фильме две главные роли. Первая роль - роль Маргарет, фригидной девушки-модели, приехавшей в Нью-Йорк из провинции и превратившейся в шлюху. По ходу сюжета она становится ориентиром для пришельцев, которые питаются веществом, выделяемым соответствующими рецепторами человеческого мозга при оргазме. На Маргарет умирают люди, чтобы потом бесследно исчезнуть, раствориться в окружающем пространстве. Вторая роль Энн Карлайл - гей Джимми, как и Маргарет - фотомодель. В конце фильма Маргарет убивает Джимми посредством минета и ненасытных инопланетян, то есть, таким экстравагантным образом словно бы сама Карлайл публично расправляется со своим недоделанно-мужским альтер-эго. Характерна реакция публики: обторчанные, обдолбанные, ширнутые, вмазанные люди не способны ничему удивляться. С широкими, белозубыми, но абсолютно кретинскими ухмылками и легким подергиваньем конечностей они с одинаково отсутствующим интересом наблюдают за огнями светомузыки, половым актом, смертью, деградацией своих личностей. Однако, Энн Карлайл играет очень хорошо, драматично, и посредством своих экранных "страданий" привносит живую теплоту в это мрачное фрик-шоу, несмотря даже на то, что все время ее лицо скрыто килограммами мейк-апа.
Безутешный финал фильма отображает чаяния запутавшихся, отчаявшихся людей: вырваться из смрада мегаполиса любой ценой, куда угодно, пусть даже в космос. "Пришельцы, заберите меня в другую галактику!", где, желательно, и близко не будет человеческой цивилизации. "Можете меня убить, только заберите отсюда", - взывает Маргарет, и ее забирают. Добренькие пришельцы - хотя и не настолько, как пасторальные инопланетяне из "Кокона" Хауарда, высадившиеся на киноэкраны три года спустя.
И ведь до сих пор неподдельный интерес вызывают все эти летающие тарелочки, словно бы на их борту отыщется волшебный эликсир, позволяющий повывести из людей гнильцу и растолковать им истинный смысл жизни.

Оценка: 7 из 10.
1

(no subject)

К предыдущей теме.

В 1989 году фильм "Жидкое небо" рекламировался в журнале "Экран - детям".