October 13th, 2005

1

(no subject)

Ебаный футбол.
Зато хорошо посидели. Под этот ебаный футбол. Текилы попили. Поговорили.
А футбол все-таки ебаный. И ебаный Сережа Зверев в телевизоре. Как назло в экране маячит, паясничает. А телевизионный пульт в другой комнате. Но если я туда пойду, то уже не вернусь. Хотя вот хотел рассказать одну забавную историю про одного школьного физкультурника, любителя маленьких девачек, да и вообще любителя. Ладна, завтра расскажу!
1

Последняя волна

Сейчас приблизительно 3 часа и 30 минут, пьян я весьма несильно и вспоминается мне субботний день (ночь). Вот тогда, примерно в то же время я засыпал, победив сон. Мы с ним боролись за зрелище. Сон, как явление природное, пытался вырвать из тисков моей воли иллюзии, спродуцированные человеком. Вернее даже сказать, целойкомандой. Командой энтузиастов и злоумышленников, талантивых австралийских постановщиков во главе с Питером Уиром. Да, сейчас я буду восхищаться филемом Питера Уира «Последняя волна», который опрокидывает зрителя в мир дикий и магический, за которым человек может только наблюдать, но управлять им – никогда.
Картинка ярко зарешечена неким стандартом, установленным Расселом Бойдом или Питером Уиром, или хуй знает кем. Сам глянец во плоти. Но сквозь весь фильм сочится вода. Иногда она обращается в град и забивает крышу провинциальной школы насмерть. Иногда течет из переполненной ванны на пол и засирает ковровую дорожку, что стелится до первого этажа. Главный герой, достаточно молодой адвокат, примерный семьянин, занимающийся коммерческой недвижимостью, вдруг начинает видеть кошмарные сны. Совершенно жуткие звуковые эффекты: через синее безмолвие начинает сочиться монотонный звук, который превращается в заунывнейший, отдаленный мяв котов, скорей напоминающий странный, слишком осмысленный хор. А потом вдруг появляется молчаливая коренастая фигура человека на фоне воздуха, пронзенного каплями влаги. Адвоката – «дружеская услуга» – нанимают защищать нескольких аборигенов, обвиненных в убийстве собрата. И во время бесед с этими чумазыми аутистами, до него доходит, что сам он не человек – он «мэлкроу», загадочный посредник между миром снов и миром реальным.
До чего же ловко сделан фильм: при всей своей яркости он буквально дышит безысходностью и беспомощностью, рисует портрет человека, находящегося во власти стихий и непонятных ему сил, которые вторгаются в привычный, казалось бы, неизменный уклад жизни. Очень символичен финал: подобно Одиссею, отчаявшийся найти выход главный герой скитается всю ночь… только вот скитается он по канализационным трубам, стокам и коридорам, порождениям его же цивилизацией, а потом вытряхивается на песчаный берег. Над морем встает солнце: и тут героя настигает прозрение – он видит, предчувствует, что грядет последняя волна, злобное порождение Океана, Хаоса… грядет, одним словом, пиздец, которому он, жалкий очевидец, никогда не сможет помешать…

Вот такой вот невъебенно зловещий фильм, сделанный, заметьте, в жанре чрезвычайно гламурного детектива.
1

(no subject)

Самые ебнутые футбольные комментаторы работают на телеканале "Спорт". А самые ебнутые из комментаторов телеканала "Спорт" - Писарев и Дараселия. Может, они когда-то и были хорошими футболистами, но как комментаторы они - полное говно.
Их речь невнятна и заторможенна. Причем, Писарев мямлит таким тоном, как будто у него охуенно болят зубы, но он ссыт идти к врачу. Его кислой речью можно закусывать текилу, а на бубнеже Дараселии - повеситься. Их скудный лексикон состоит из комментаторских штампов, понатыренных у Перетырина. Одну быструю атаку они обсуждают полчаса - за это время команды проводят пять атак и три контратаки, две из которых заканчиваются голами. За полем они не следят, или не показывают вида, что следят. Они не могут толком сформулировать ни одной фразы, и то и дело в эфире повисает многозначительное молчание, наполненное дребезжащим (в случае Дараселии) и унылым (в случае Писарева) "э-э-э-э".
Почему, блять, когда комментирует Орлов или, например, сказочник Елагин (да и вообще кто угодно) - на экран можно не смотреть, понятно и так, че там происходит, а когда в эфир выходят два бывших футболиста, переквалифицировавшихся в клоунов, первым и неодолимым желанием становится желание выключить звук? И почему это понятно всем, но непонятно телеканалу "Спорт"? Может, Писарев с Дараселией приплачивают за то, чтоб посамовыражаться в этом дорогостоящем караоке?
Заебали, внатуре.
1

Френды!

Миллионы россиян пили вчера за сборную России. А эти ебаные дятлы не создали даже ни одного момента у ворот противника. Мало пили за них, что ли?
Поэтому вопрос: кто сколько вчера выпил?
Мы вот вчера с angler_fish'ем заебенили бутылку текилы.

P.S. Те, кто не смарел вчера футбол и кому вообще на него насрать, но очень хочется оставить дебильный камент, идите нахуй! :)
1

Психологические триллеры, идите нахуй!

Читаю я медленно и помалу. Но все-таки читаю. Честно говоря, в современной западной литературе (я имею в виду те романы, что мне попадались) наблюдается странная тенденция. Главные персонажи - непременно психопаты. То ли это мода такая (не ввернешь в сюжет крезанутого, значит текст говно), то ли романы Достоевского дали, наконец, обильный всход на хорошо унавоженной забугорной почве, то ли, действительно, "закат Европы" в "разгаре" - спасибо психоанализу.
За лето и осень прочел четыре книжки западных авторов, написанные в разное время, но, в общем, не ранее 80-х годов. Иэн Бэнкс "Осиная фабрика" - про семью ебанько. Маклафлин "Страж" - чистой воды хаббардистика, главный герой - ебанат. Вчера вот дочитал "Декоратора" Тургрима Эггема, думал, хоть здесь обойдется... ан хуй! У главного героя, видите ли, синдром Красноты. Детская, блять, психическая травма. Но этот роман хотя бы познавательный, хоть че-то из него про современную Норвегию узнал. Остальные же - ни уму, ни сердцу. И чиста глотком свежего воздуха -для меня оказалась "Фабрика футбола" Джона Кинга, книжка остросоциальная, жесткая, написанная этаким хантером томпсоном "от футбола", зато без психопоебостических заебов.
Заебали, честно говоря, все эти парфюмеры, психиатры и пианистки. Бессмысленная литературка. Хочется чего-то драматического, светлого и прогрессивного. Разумного.
1

(no subject)

Все меньше и меньше времени остается до того, как я усядусь в ресторане, щелчком подзову гарсона и скажу: "Гарсон №5,

ВОДКИ!!!"

Но каждая новая минута дается все с большим трудом...