August 24th, 2005

1

Запись в моем дневничке 24 августа 2005 года от Р.Х.

Сегодня утром проснулся в девять часов и, приблизительно, точно не уверен, хуй ево знает, ну, скажем, минут десять десятого. В комнате было прохладно. Через тюлевые (если они не тюлевые, то меня поправят) занавески струился сентябрьский свет, похожий на августовский только при самом поверхностном взгляде. У меня охуенно болела голова (лоб, правая сторона), но не так, как болит по утрам после того, как накануне хорошенько нажрался, а так, будто целый день накануне бил поклоны или щемился в новые врота. Врата.
Я напился кофию и съел пирожок с картошкой, предварительно разогрев его так, что он чуть не разварился, в микроволновке. На столе стояла откупоренная бутылка красного полусладкого французского вина, под который Юлля вчера допоздна, до 2 часов 20 минут ночи смотрела впервые в жизни "Голод" с Дэвидом Бауи и Катрин Денев, испытывая острые приступы дежа вю. Я долго смотрел на нее. На бутылку, я имею в виду, и колебался. Нет, не выпил, и теперь кляну себя за слабохарактерность. В окно же я увидел сильно накренившийся, буквально нависший над фонарем и линией электропередач тополь, почудившийся мне вчера ночью, када я курил на балконе и смарел в ночь, вдыхая левой ноздрей, а правую заложило, запах горевшей помойки, березой. Я ничего не напутал? Нет.
Ну, а потом я пошел на работу. И по пути мне встречались четырехногие и двухголовые люди. То есть, было бы прикольно, если б они мне повстречались. А так - скучно.
Скучно, господа.
1

Лирическое отступление

Я чувствую приближение зловещей планеты Марс к нашей голубой, населенной сплошными пидарами и лесбиянками, очаровательной планетке, забыл как она называется. Скоро Марс зависнет на ванильном земном горизонте, и будет он размером с кулак.
У меня трещит лоб по швам, оставшимся от недавней лоботомии, - то режется Третий глаз, которым я прогляжу насквозь ваши подозрительные сущности, а после испепелю дотла беспощадно-пронзительным Новым взглядом.