July 27th, 2004

1

Старики-разбойники

Между станцией метро Восстания и станцией метро Чернышевская попал в окружение душных, страшных, подвижных стариков. Слева дышал потом седой, крепко сбитый старпер в рубахе цвета хаки, похожий на Лесли Нильсена. Он заглядывал краюхой глаза в юмористическую книжку, которую я держал в руке, пытался сбить мою вторую руку с поручня и сломать мне ногу. Передо мной на скамье сидел другой старик, с красным носом, очень большим крючковатым носом и двумя круглыми и маленькими, как у карликовой совы, глазами. Его длинные ручищи плетьми обвивали острые колени, обтянутые джинсовыми пузырями. Он напоминал мне одного лаборанта с кафедры микроэлектроники СПбГУАП, рыгающего во время объяснений. Справа от меня тяжело и устало дышала старушка в грязно-кремовом платье, похожая на привидение из нью-йоркской публичной библиотеки, а в мой затылок неслись запахи лука и старческого пота, несомненно указывающие на то, что я нахожусь в полной кислородной блокаде, в окружении старости, которая высасывает из меня жизненную энергию. Потом старик передо мной поднялся со своей скамейки, пошел на меня, простого перепуганного парня в розовых очках, сомбреро и гавайской рубахе, расстегнутой до пуза, на котором приветливо сиял огромный медный крест, он пошел на меня, выкрикивая радостно и живо:
- Да садитесь вы заради бога, я все равно щас выхожу!
Сквозь мое правое плечо и ребра попыталась просочиться старушка, ей это не удалось, тогда она вцепилась вставными челюстями мне в локоть, качнулась, и как тарзан пролетела под моей рукой - прямо на сиденье. Пожилой джентльмен просунул руку сквозь мою шею и жизнерадостно хлопнул неидентифицированного старика за моей спиной по голове:
- Пускай посидит старушка!
- Да-ага-гы-гы-ага! - усилился запах лука и предмогильного пота.
Старпер, похожий на Лесли Нильсена, ослабил хватку своих железных пальцев, вообще оставил меня, сплющенного-истерзанного, в покое и отстранился к двери, размазав по ней какого-то юного каникулёра.
Я сел на пол и горестно зарыдал, бесперерывно повторяя:
- Ебвашумать, ебвашумать!

Неслучайно все это, мне видится в этом страшная закономерность. Ведь еще в субботу или в пятницу мы смотрели "Ребенка Розмари" и уснули в самом конце, и полночи зырили кошмары о пенсионерах-сатанистах, сопровождаемые стремной музыкой из сетапа.