February 10th, 2004

1

Побег в мир, который я не могу изменить. 1.

Речь пойдет о кино, – в той мере и тех рамках, не выходя за которые я могу возвести отдельно взятый фильм в ранг высокого искусства (тут же оговорюсь: искусства в моем понимании, единственно верном и справедливом, что тоже вполне естественно и закономерно, хотя и без объяснения причин). По сути, я мог бы ограничиться элементарным последовательным списком 50 (40, 30, 20) фильмов, и это было бы моей мерой, самодостаточной, но скучной. Поэтому слов окажется чуть больше, чем надо, а кроме того я заострю свое внимание на нескольких самых ярких и характерных сценах, которые мне запомнились в отдельно взятом фильме более всего.
Теперь, после тяжеловесного вступления, скажу основное правило, на распорках которого непременно удерживается киношедевр: кино – это не ТОЛЬКО набор движущихся картинок. Правило известное, которое я всего лишь уточнил. Правило известное и довольно бессмысленное в своей глубокомысленной многозначительности. В конце концов, кино – это действительно набор движущихся картинок. Однако, если фильм не смотреть, а рассматривать, если не просто убивать время, а искать в смерти пресловутого четвертого измерения эстетическое удовольствие, то поневоле становишься довольно придирчивым, и тогда каждый изъян, каждая банальность или неприкрытый фиговым листком штамп раздражает слизистую оболочку вкуса.
Вот фильмы, чьи достоинства либо перевешивают недостатки, либо талантливо их подчеркивают, превращаясь в целом в кисло-сладкое, но съедобное желе.
Collapse )