December 19th, 2003

1

Возвращение прынца

Давеча я ушел из дома, прихватив с собой лишь словарик украiньской мови и четки в двух экземплярах - на тот случай, если один экземпляр потеряю... или потеряю словарь. Всякое может быть, - вдруг Бог вернет словарь обратно!.. или "их" (что вряд ли) - так же, как и первое...
Путь мой лежал через асфальт, покрытый снегом; в свою очередь асфальт покрывал не только улицы восстания, но и улицы маяковского, etc, а следовательно, находился в почти равных с ним (снегом) условиях, - просто чуть ниже.
Я замерз на Пушкинской, в связи с чем заглянул в буфетъ "Кафе-брейк", удобно располагавшийся на той же самой Пушкинской, на которой я имел щассстье располагаться так же независимо. Приятного светло-зеленого цвета стены украшались портретами Хемингуэя и Есенина, а также коллекциями бабочек; однако ж надо всем этим довлело изящное, хотя и навязчиво-изображенное тушью искусство Индокитая.
Милые салатовые занавески, первый этаж, снег за окном и люди. Маячащие перед ними обереги. И пиво лишь одного сорта - чешское Pilsner Urquell - светлое, легкое, совсем не зимнее и даже почти неземное.
В этом маленьком, но приятном и светлом помещении (я не люблю темноту) размещались различные люди: мужик, дуже схожий на хохла (на самом же деле, был он больше похож на выходца из лесов средней полосы российской федерации), со своей зазнобой; две девчонки у окна, с прялками в руках; и троица бухгалтерш в углу, из разговора которых мне запомнилось вот что:
- Моя родственница - нестандартная женщина!
- Нестандартной ориентации, ты имеешь в виду? - быстрый "вопрос на вопрос", с пошлым, хотя и непредвзятым смешком.
- Да нееее, - такой же быстрый, добродушный ответ. - Просто она из Казахстана...
- У меня тоже есть похожая родственница, только она из Одессы...
Через несколько минут я вышел на Невский проспект, украшенный праздничным кишечником, особо выделяющимся на фоне ночного неба. Светящиеся желтым кишки прогибались над медленно ползущими из-за пробок автомобилями.
Я заглянул в ресторан-бар "Питер", в котором, бывало, показывали футбольные матчи. Мне почему-то казалось, что сегодня, в среду (только потом я узнал, что нынче четверг) должны стопудово показать какой-нибудь отложенный до благоприятных времен (когда в это заведение попаду Я) матч английской премьер-лиги. Нихуя! - показывали фигурное катание.
Поэтому я завис в шинке "Элвис Пресли" и отсидел всю программу, выпив дохуя пива. Затем сделал замечание группе, исполняющей вживую всякие разные рокабилльные темы Естественно Элвиса Пресли, и отчалил домой.

Ну вот и всё! Ровным счетом нихуя не измеиллось... Та же зима, тот же Питер, тот же снег, те же кабаки. Вроде бы...
1

(no subject)

Мой друг keepitreal сказал мне: я тебя ненавижу!

Я подумал: плохо, блять...

Через несколько секунд меня осенило (или даже, для пущей мрачности, озимило): да ведь меня все ненавидят!!!!! Все!!!!!

И не успел я подумать мысль на этот счет, как настал пиздец...

(Реплика из зала: пошел нахуй, мудила!!!)

Но я, как хороший драматический актер, не тороплюсь покидать сцену. Пафосно заламывая руки, собирая коленками занозы, ползаю перед публикой и механически, равнодушно "причитаю":
- Да-да, я помню, что когда-то писал уже об этом, и многие тогда откровенно признались в своей ненависти по отношению ко мне. Сегодня же я чувствую, что ситуация усугубилась, и мне не остается ничего иного, кроме как...

Трагедия превращается в слэпстик. Какой-то пидор подрезает канат, и очень ускоренно сверху ёбаецца тяжелый мешок
1

FACE/OFF

ВБВ на бахче.

Collapse )

Потом, кстати, я этот арбуз уронил, и он разбился. Вдрязг! Вдребезги! Нахуй! Разъебся в пизду!
Но я его все равно съел.
1

(no subject)

Прикол. Меня постоянно хуярит током. Каждая металлическая поверхность, от вилки до дверной ручки, воображает меня проводником и бессмысленно высекает об меня искру.

Докладаю: только что вернулся из кабака. Пиздели о синематографе, хотя обычно пиздим о литературе.
На самом деле, когда мы собираемся втроем, liokha, ponochevny и я, то о литературе мы можем пиздеть бесконечно. Все дело в том, что Поночевный не читает ничего, кроме публицистики, Лиоха читает всё, а я смотрю кино.
Но сегодня мы пиздели о синематографе. Когда мы с Игорем полностью обосрали художественные вкусы друг друга, разговор потерял актуальность, так как перенесся в более абстрактные сферы, затронул общечеловеческие идеалы, общепризнанные и общезамеченные технические приемы и другую никому неинтересную хуйню.
Тогда Игорь начал пиздеть с Лиохой о христианстве. Я молча пил пиво. Рита толкала Игоря в бок и просила дать мне слово. Но трудно, невыносимо трудно было одновременно перебить и Игоря и Леху, оседлавшего своего любимого конька.
Потом мы пошли по домам.
Сейчас я выпью водки и поработаю, что ли.