November 12th, 2003

1

Ритуальное убийство

Хочу убить kshk. Почему именно Кшк? - спросит, наверное, кшк, да и все остальные заинтересуются. А потому что кшк ничего не подозревает. Не ждет она подобной каверзы. Да и не поверит, наверное, прочитав этот пост. И в этом заключается беда всех симпатичных персонажей, которые неожиданно расстаются с жизнью. Вообще-то это пустяки, дело житейское. Корни ритуальных убийств уходят глубоко в прошлое, в такое далекое прошлое, до которого нам не доплюнуть. Поэтому, обратившись к реальности, зададимся вопросом: в чем ритуальность убийства кшк? Попробуем разобраться...
1

Сборная России - сборная Уэльса. Трэш-репортаж.

Сегодня над стадионом в Черкизово стоит хорошая погода. Поле в идеальном порядке. Красавец-стадион "Локомотив" заполнен до отказа. Тысячи болельщиков пришли поддержать нашу сборную, судьба которой решается в этом матче. Поедет или не поедет сборная России в Португалию? Этот вопрос занимает умы телезрителей, профессионалов, функционеров от спорта всю нынешнюю осень. Ласковый ветерок раздувает плакаты, которые держат в руках болельщики, чьи лица раскрашены красным, белым и синим. "Россия - вперед!" - написано на этих плакатах. Болельщики призывают игроков биться до последнего. На поле выходят двадцать три футболиста в черных и белых футболках и черных и белых трусах и в зеленых и белых гетрах - поди разбери, кто из них кто. "Сборная Уэльса, - подсказывают нам из комментаторской кабины, - в зеленом, черном и черном, а Россия, как всегда, в белом, белом и белом". Судит сегодняшний матч хорошо всем знакомый арбитр Пьер Луиджи Коллина, на чьей лысине вьет сейчас гнездо славный московский снегирь. Коллине будут помогать два лайнсмена, один из которых - женщина, а второй - ребенок. Редчайший случай в мировой футбольной практике! Будем, однако, надеяться, что принципы файерплэй восторжествуют, и женщина-лайнсмен не вспомнит, что "забыла" в раздевалке прокладки, когда команда, которой она симпатизирует, забежит в офсайд, а мальчик не бросится подавать команде, которая ему симпатична, выбитые за кромку поля мячи.
Капитаны команд обмениваются рукопожатиями, а скорее "крабами", при этом по перекошенному болью лицу Робби Сэвэджа можно сделать вывод, чья хватка крепче. Раздается громкий хруст, слышный даже в фанатских секторах за трибунами, и большой палец Робби остается в кулаке Виктора Онопко, сорок лет назад оттянувшем нелегкую матросскую лямку на дальневосточном флоте. Запрокинув голову, капитан сборной России с ревом сгрызает оторванный палец. Трибуны немедленно взрываются аплодисментами и писком дудок, кое-кто зажигает фальшфайеры, а несчастный капитан сборной Уэльса падает навзничь. Пока Коллина отсчитывает время над неподвижно лежащим Робби Сэвэджем, на поле выбегает медицинская бригада. Санитары хватают капитана Уэльса за руки, а хирурги в специальной желтой форме и белых халатах стремительно вытаскивают из чемоданчиков зажимы, скальпели, пилочки и, быстро сняв с головы футболиста волосяной покров, отпиливают верхушку черепа. Гордый вниманием многочисленных телекамер интерн торжественно держит на две трети наполненную спиртом трехлитровую банку, в которую хирурги опускают Главный мозг команды Уэльса.
Счет на табло изменяется. Рубиновым цветом напротив слова "Россия" загорается единичка. На языке жестов Пьер Луиджи Коллина объясняет Виктору, что право первого паса принадлежит сборной России. Онопко снисходительно кивает головой, показывая, что его команду пока устраивает все. Именитый итальянский арбитр вынимает из полиэтиленового пакета с надписью "Пусть победит сильнейший" крупного морского ежа и кладет его на великолепный черкизовский газон.
У мяча - Александр Кержаков.
Стадион замолкает. Стоит напряженная, нервная тишина... Но вот раздается свисток! Кержаков пасует Булыкину, тот откатывает ежа Смертину под удар, и опорный полузащитник сборной России полностью оправдывает свою фамилию. После удара пушечной силы, опасный морепродукт прилипает к лицу нападающего Уэльса Джона Хартсона. Тот пытается схватить ежа руками, но по всему стадиону разносится вопль Райана Гиггза, будто в этого левого вингера вселился кельтский демон: "Don't touch, bastard!": в падении, со всей силы, "ножницами" Гиггз бьет Хартсона правой ногой по затылку, и ёж с нанизанными на иголки глазами форварда со скоростью болида несется на половину поля сборной России. Опытнейший Дмитрий Лоськов уворачивается, и колючий мяч вонзается в зазевавшегося Игнашевича, куда-то в область паха.
Футболисты обоих команд бегут к медленно сгибающемуся защитнику, и наносят удары ногами. Раз, другой, третий. Золотая набойка на бутсе Лоськова, которую он поставил сразу ж после того, как стал в этом сезоне лучшим бомбардиром чемпионата, отрывает Игнашевичу ухо, и орган слуха эффектно воспаряет в небо. Мячом завладевает счастливо избежавший допинг-контроля Гари Спид и быстро несется по левой кромке поле вперед. Но кто сказал, что сборная России упустила из внимания при предматчевой подготовке скоростные данные этого полузащитника? Ведущий игрок португальского "Порто" Дмитрий Аленичев, забивший победные голы в двух матчах Лиги Чемпионов, безупречно правильно, а главное - быстро отыскал в изумрудной траве тайничок, дернул за колечко и открыл сундучок. Вынул оттуда большое страусиное яйцо и пронзил его иголкой. Гари Спид рухнул как подкошенный. Но что это? Коллина свистит? Где было нарушение правил?!
А, дорогие телезрители, вот в чем дело! В пылу борьбы Игнашевича растерзали на части, и его многочисленные члены теперь усевают траву, мешая продвижению мяча. Что ж, Коллина если и свистит, то свистит по делу.
(Тут оказывается, что репортаж ведут двое. Бывший правый защитник сборной России 45-48 годов, Семен Афанасьевич Куев, двигает к себе поближе микрофон и откашливается).
- Здравствуйте еще раз, дорогие друзья... Мы на стадионе в Черкизове... Сегодня, как вы знаете, сборная России играет со сборной Уэльса, и от этого матча безусловно зависит судьба сборной России. Конечно, будет еще и ответный матч, но два очка надо брать именно сейчас, при поддержке наших болельщиков. Пока служба стадиона убирает с поля останки центрального защитника, наш специальный корреспондент Антипов готов взять интервью у Георгия Романовича Ярцева, главного тренера сборной России.
Но вместо тренерской скамейки камера показывает поле: пока агрономы приводят поле в порядок, Радимов о чем-то оживленно спорит с Пембриджем, потом толкает того в грудь. Пембридж с громким криком падает на газон и блюет, а при падении стукает Радимова ногой по голени. Радимов падает тоже и корчится от боли. Коллину показывает обоим игрокам по красной карточке; Радимов и Пембридж, недружелюбно косясь друг на друга, покидают поле.
- Ох, и крут на расправу! - вырывается возглас удивления изо рта Куева.
Изображение подергивается рябью, голоса комментаторов слышны приглушенно.
- Ну вот, блять, доигрались! Ха-ха. Вечно все через жопу делают, уебки сраные.
- Ладно, Афанасьич, не расстраивайся, мы-то матч увидим... Пошли, что ли, ебанем по стошке - время еще есть.
- Отчего ж не ебануть! Пойдем ебанем...
Изображение пропадает полностью. Исчезает и звук. У миллионов телезрителей взрываются телевизоры.