Разочаровательный принц (vbv) wrote,
Разочаровательный принц
vbv

  • Mood:
  • Music:

Лыдтыбр

Мы приехали в Москву в 8 утра, и дверь нам открыла taoky с маленькой веселой собачкой на руках. Мы выпили кофе, я - коньяка, и проспавшись пару часов, поехали мы с Юллей на Патриаршие пруды встречаться bakri, потому что Таоки осталась дома ждать какого-то новосибирского перца, дабы расстаться навсегда с маленькой веселой собачкой, дочерью или сыном той маленькой веселой собачки, которая была у нее на руках.
Подвозил нас мужик, который узнав, что мы из Питера, разразился длинной тирадой, смысл которой был в том, что Хельсинки - хуйня, Москва - хуйня, Питер - хуйня, а сам он из Калуги, так Калуга - вообще пиздец. И Киев тоже хуйня, когда там каштаны не цветут.

Мы выпили по кружке пива, в арбатском трактире, потом Бакри ушла и пришел botev. Мы выпили еще и долго кружили по обледенелым улкам. На одной из них повстречали милитариста Антона с большой окладистой бородой, мужа Таоки, который должен был привести нас в кабак "Золотая вобла". Ботев написал роман про Монголию. Вот так. Ни много, ни мало :) Я всегда говорил, что Ботев крут.
В "Вобле" стояла наша любимая с Ботевым игрушка: настольный футбол. Но ни в Питере, ни в Москве нынче нельзя поиграть в футбол без каких-либо условий и оговорок. В фишфабрике сперва нада дождаться 9 часов и заплатить за концерт, а потом уж играть, а в "Вобле" нада было купить литр разбавленного пива "Карлбсерг". Вот такая хуйня.
Но вообще "Вобла" нам понравилась. Нам выделили отдельную комнату, в которой можно было слышать друг друга, даже когда в общем зале начала хуярить какая-то местная группа.
Пришли наши дорогие dobrun'ы и забились в угол. Пришол solopov, которого я не видел уже больше года, сел посередине и заказал бутылку водки. Пришол Боря Панкин aabp, питерский поэт и редактор ЛИТО "Пиитер", который смертельно ненавидит Питер, сел на торце, и мы стали хуярить вотку. Потом пришла taoky и appleapril с синим нарисованным бантом на макушке. У Настасьи оказались большие глаза трепетной лани и всего одна сфера интересов: ponochevny. Она спросила у меня, согласен ли я с тем, что Игарь - необыкновенный человек? Я кажется согласился. Настя сказала, что Поночевный - он ого-го! :) Еще мы съели рульку за 205 рублей, огромную такую рульку. Нам она понравилась, и поэтому официантка принесла еще одну, которую мы не заказывали.
Еще пришла мама-лама atex, не повидать которую, будучи в Москве, - натуральное преступление. В конце мероприятия Лама притырила подстаканник на память :) Потом, к сожалению, большая часть джентльменов, а также дам, разъехалась по домам. Остальные затоварились крепленым вином и поехали на смотровую площадку: Юлля, Настя и Лама - полюбоваться панорамой ночной Москвы, а мы с Борей Панковым - поссать.
Далее вечер плавно перетек в квартиру Ламы в Сокольниках. Мы с Борей раскумарились и, потягивая гадкое крепленое вино, пустились в беседы о литературе, в то время как девочки ушли спать. Беседа закончилась на высокой ноте: Боря печально и задумчиво проговорил: "Место писателя в современной жизни"... Я тоже задумался. Боря повторил еще печальнее: "Место писателя в современной жизни...". Потом повторил совсем тихо: "Место писателя в современной жизни..." И вдруг гаркнул на всю кухню: "Место, блять!!!" Поднялся, дошел до кровати и отрубился.
Я хотел попасть в Третьяковскую галерею. Но этого не хотел больше никто. Поутру на секретере Ламы обнаружилась пустая коробка из-под шоколадных конфект "Третьяковская галерея". Юлля мне и говорит: "Видишь коробку? Иди изучи ее". Вот так. Пришлось курить гашиш и смотреть мультфильм про доброго Э-э-ха. А потом пришол мужик, который должен был продать квартиру Ламы, и мы с Юллей поехали к Таоки с Антоном, потому что у нее день рождения и нас там все ждали.
День рождения Таоки - это отдельная песня. Мы пили странную сирийскую водку арак и поднимали тосты, за то, чтобы ислам вернулся в свои исторические географические границы - Сирию. Еще от нас досталось китайцам. Маленькая веселая собачка улыбалась. Антон включал рамштайн, а стоило ему оставить компутирное кресло, отвернуться и перейти к беседам о китайцах, как его место занимала или Таоки или небезызвестная Хлипрома (mussica_ji), и из колонок доносился Бах Алла Пугачева (ну, например). Потом действие плавно переместилось на кухню. Полчаса мы с одним из гостей, Ильей Шацем, рассуждали об утопиях и антиутопиях от Хаксли до Лазарчука, а потом я ему рассказал долгую историю о стойкости его семитского суперэтноса, рассказывал об уникальности еврейской национальности, после чего Илья меня перебил и еще около часа рассказывал, что нихуя, все это не так, евреи - национальность нихуя не уникальная, и там вообще полный пиздец происходит. Муж Хлипромы Мотя сидел между нами, пил сок, потому что водку уже не мог, слушал и грустил.
В пол-второго все разошлись, но Таоки, маленькая собачка и я остались сидеть на кухне. Я допил перцовку, коньяк, снова перешел на арак и вдохновенно грузил Таоки карликами. Оказалось, Таоки не читала ни одного моего рассказа, меня это так удивило, что я вкратце перессказал ей весь свой творческий путь. А потом случайно забыл разбавить арак водой (а это полагается делать) и побежал в сортир блевать :)
Ну, а утром Юлля отправила меня в магазин за сигаретами, я заодно купил пива на опохмелку, и пришлось, увы, собираться домой. Ехали целый день... Вьюга поднялась, все снегом затопило... Лед кругом, мрак, звезд не видно, токо снег из-под колес. Ужос.
Но вот мы здесь. А в Москве было круто! Всем спасибо, дорогие друзья :)

P.S. Жаль, очень жаль, что не удалось повидать anichchka, также сожалею, что не повидали behagen, которая тоже собиралась прийти в "Воблу", но или не пришла, или не узнала нас... Надо было все же Солопову распечатать на принтере большую листовку "ВБВ" и повесить на отсутствующих дверях комнаты, где мы бухали.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 62 comments